2.6.22

То, что у нас над головами....

 

Некто сказал: «Если полезным заслуживает называться только такое знание, которое помогает увеличить нашу собственность или поднять наше положение в обществе, то мифология не может притязать на звание полезной. Но если полезным можно назвать то, что делает нас счастливее и лучше, знание мифологии полезно, потому что она – служанка литературы, а литература – один из лучших союзников добродетели и подателей счастья».

«Астрономия заставляет душу смотреть вверх и ведет нас из этого мира в другой».
— Платон

***




Что такое «планета» ?

Планета – небесное тело, вращающееся по орбите вокруг звезды или её остатков, достаточно массивное, чтобы стать округлым под действием собственной гравитации, но недостаточно массивное для начала термоядерной реакции, и сумевшее очистить окрестности своей орбиты от планетезималей.
Термин «планета» происходит от греческого слова «странник» ( πλανήτης, или πλάνης).
В нашей Солнечной системе на данный момент «зафиксировано» 8 планет (или «большая восьмерка») ; по удаленности от Солнца : Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун.

Само понятие «странник» родом от месопотамцев.

Немного истории.

Главным астрономическим достижением древневавилонской эпохи безусловно является выделение из числа неподвижных звезд («спокойно пасущихся небесных овец») оставшихся четырех объектов имеющих самостоятельное движение («баранов») видимых невооруженным глазом – Меркурия, Марса , Юпитера, Сатурна и фиксация этих наблюдений в клинописи. За остальными тремя пристальные наблюдения велись еще со времен шумеров - это Солнце, Луна и Венера - три ярчайших объекта на небе.
Месопотамцы использовали двойную систему названий планет : «научную» и «божественную». Именно они придумали первыми давать планетам имена богов. 
Это выделение произошло не сразу. В конце III тыс. в клинописных записях встречается только триада небесных светил, состоящая из Солнца, Луны и Венеры. Эти три великих небесных светила почитаются как великие небесные боги Шамаш, Син и Иштар.
Остальные четыре планеты были выделены в эпоху Хаммурапи, но они еще не соединяются с определенными великими богами и фигурируют как звезды в числе других созвездий под собственными именами (о них – в разделах посвященных планетам).
Эти имена в то время еще точно не установились, так что Меркурий, Сатурн и Марс в разных текстах называются разными именами, а Юпитер иногда называется просто «Белой звездой». К этому же времени было установлено, что все планеты держатся около «пути солнца», то есть эклиптики, и на этом пути было отмечены отдельные звезды и группы звезд. Но окончательное деление эклиптики на 12 созвездий зодиака встречается впервые только в тексте персидской эпохи конца V в. до н. э. Кроме этих звезд вавилонскими астрономами были выделены еще и другие звезды и созвездия, перечисляемые в списках созвездий новоассирийской и халдейской эпох. В этих списках к каждой планете дается точная ремарка, что она «изменяет свой бег и путешествует по небу».

Система семи великих небесных светил (Солнца, Луны и пяти планет), как определенных астральных божеств, точно сформировалась и однозначно засвидетельствована только в первом тысячелетии до н.э...

Именно после походов Александра Македонского в IV веке до н.э. пошла волна интереса к восточному научному знанию и по аналогии с вавилонской астрономией, греки также начали применять «божественные» имена к планетам, разумеется,  уже свои, а не вавилонские.
Знакомство греческих ученых с вавилонскими астрономическими достижениями засвидетельствовано тем любопытным фактом, что имена крупнейших вавилонских астрономов Набуриана (конец V в.) и Киденаса (середина IV в.) дошли до нас впервые в греческих источниках вместе со сведениями об их трудах. В настоящее время мы знаем их точные имена (Набуриманну и Кидинну) уже из вавилонских источников и располагаем таблицами их астрономических вычислений, которые позволяют предполагать, что закон прецессии был открыт впервые Кидинну и что Гиппарх только продолжил его дело.
По сути, греческие астрономы развивали свою астрономию под сильным влиянием вавилонской, – копировали у вавилонян записи и вычисления. Так возник античный планетарный ряд: Гермес, Афродита, Арес, Зевс и Кронос. Но изначально планеты носили у древних греков другие «имена».

Если говорить об античности, то в настоящее время хорошо известно, сколь многообразно было влияние месопотамской культуры на греческую. Лучше всего проследить это влияние по заимствованиям из аккадского и шумерского языков в древнегреческий язык. На первом месте, конечно, будет астрономическая терминология.
Само слово звезда (astron) происходит от вавилонского имени планеты Венера – Иштар (Эштар, Истар). Но само слово «планета» греческого происхождения; так древние греки называли странников, бродяг, путешественников по примеру названий планет от астрономов Месопотамии («блуждающая овца»). Отсюда и двойное, месопотамски-греческое «planetes aster» – блуждающая звезда. Однако древние греки говорили «планэтэс»; в таком звучании это слово позаимствовал у них латинский язык. Так что современное слово «планета» пришло к нам из латыни через западноевропейские языки, и случилось это не позже XVI в.

У месопотамцев встречаются следующие названия для обозначения планет и неподвижных звезд :

Bibbu = UDU.IDIM «Дикая овца»; обозначение планет как особой категории светил, и, в особенности, Меркурия, Сатурна и Марса, встречающееся главным образом в лексических и астрологических текстах.
Название UDU.IDIM встречается в самых ранних шумерских списках звезд . Его аккадский эквивалент bibbu появляется впервые в текстах второй половины II тыс. до н. э.,  иногда с детерминативом d, обозначающим божество. Первоначально термин относился, по-видимому только к трем планетам – Меркурию, Сатурну и Марсу, затем был распространен на 7 светил (включая Луну и Солнце), положение которых меняется относительно неподвижных звезд. Как уже говорилось, планеты почитались как божества уже, по-видимому, в старовавилонский период, а возможно, и раньше. Неизвестно, однако, когда именно в Месопотамии были выделены все 5 планет наблюдаемых невооруженным глазом. Относящиеся к старовавилонскому периоду свидетельства касаются только Венеры, Юпитера и Марса.

Например :

UDU.DIM.GU.UD = планета Меркурий. Сокращенное обозначение: GU.UD = sihtu (шихту), букв. «Прыжок».
UDU.IDIM.SAG.US = «Постоянная планета» = Сатурн. Сатурн считался звездой Солнца и отождествлялся также с Нинуртой.

Kakkabu = MUL.UL «Звезда, светило»; силлабическая запись встречается в текстах самых разных категорий помимо лексических текстов .
1) детерминатив перед названиями звезд, созвездий, планет, 2) звезда, 3) созвездие, 4) метеор, падающая звезда, 5) эпитет Венеры, 6) Луна, 7) Солнце .
MUL.GAL = kakkabu rabu «Большая звезда» ; термин, используемый для обозначения небесных объектов с большим блеском – метеоров, болидов, комет, а также Луны, планет и Сириуса.
U. RI.RI = движущееся небесное светило, возможно, планета Меркурий, или комета; название встречается только в астрологических текстах.

Также :

mišhu – букв, «сияние, свечение»; термин, употреблявшийся для обозначения явлений, связанных с особым свечением различного рода небесных объектов. В том числе: 1) метеоров, метеоритов (болидов); 2) комет; иногда более конкретно mišhu — это метеорный или кометный след; 3) планет; 4) созвездий; 5) отдельных частей созвездий; 6) Луны; 7) сияний, не связанных с какими- либо светилами; в последнем случае речь идет, по-видимому, о миражах.
unnutu – термин, употреблявшийся для обозначения слабого блеска (тусклости) звезд, планет или Луны в астрологических и наблюдательных текстах ;  согласно фон Зодену, слово unnutu использовалось также как термин для обозначения явления наблюдаемого сплющивания диска Луны при ее появлении на линии горизонта.
ziqpu – стандартный термин для обозначения кульминаций звезд и планет, употреблявшийся со времени Саргонидов.
LU.MAŠ – вар. записи: =Lumašu; обозначение знаков зодиака, а также, возможно, зодиакальных созвездий в поздних астрономических и астрологических текстах .
Lumasu : 1) поэтический термин для обозначения созвездий, встречающийся в Еnuma eliš и других мифологических, астрологических и литературных текстах.
В Месопотамии самые распространенные имена «блуждающих овец» были следующие:
Солнце – Шамаш ; Луна – Син ; Меркурий – Набу ; Венера – Иштар, Инанна, Нинсианна ; Марс – Нергал ; Юпитер – Мардук ; Сатурн – Нинурта. Но существовали и другие (об этом в соответствующих разделах).

Прыжок в Грецию и Рим :

Древние греки как и месопотамцы также  знали пять «блуждающих звезд»  –  Меркурий, Венеру, Марс, Юпитер и Сатурн, легко заметных для невооруженного глаза. Однако с древности планет насчитывалось семь, поскольку астрономы в старину называли планетами также Луну и Солнце.

Слово «Луна» очень древнее; в латинском языке luna некогда имело форму luksna и было прямо связано с lux – свет, блеск.  Солнце на латинском –  sol.

Привычные для нас имена пяти ярких планет имеют древнеримское происхождение.
Однако у греков они назывались по другому: Стилбон, Геспер, Пирой, Фаэтонт, Фенонт (подробнее читать в каждом из разделов посвященных планетам).

Аристотель (384–322 гг. до н. э.), знавший пифагорейские имена планет, привел и божественные их названия. Он называет планету Меркурий Гермесом, Марс – Ареем, Юпитер – Зевсом и Сатурн – Кроном (Кроносом). Точнее говоря, у Аристотеля выступают еще имена-посвящения : звезда Гермеса, звезда Зевса и т. д., что свидетельствует о молодости подобных названий. Позже начали говорить не «звезда (или планета) Гермеса», а просто «Гермес». И т.д...

Но образованные латиняне должны знать греческую традицию, и вот Авсоний в IV веке уже нашей эры, пишет мнемоническое упражнение для запоминания греческих названий планет.

...Знает, каков оборот Стильпона, каков Пироента,
Сколько дано Фенону, как долго Юпитер обходит
Небо благим огнем, как Венера спешит или медлит,
Сколько затмений затмят Луну и сколько Титана
Прежде, чем наступит конец Великого Года
И возвратятся в высь светила на прежнее место,
Где начинали свой бег при начале строения мира.

Позаимствовав науку у греков, римляне выстроили свой ряд планет, ставший теперь общепризнанным: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн. 
Таково происхождение современных названий пяти ярких планет. Шестую планету открыл в XVI в. Николай Коперник – это Земля! Но смысл «планета» появился у него лишь после выхода работы Коперника «Об обращениях небесных сфер» (1543).

В Новое время с прогрессом и развитием науки были открыты еще две планеты - Уран и Нептун.

*

Что такое «малая планета» ?

 

Малая планета – небесное тело, движущееся по орбите вокруг Солнца и отличающееся от больших планет своими небольшими относительно них, размерами.

До 2006 года термин «малые планеты» являлся синонимом термина «астероиды», однако 24 августа 2006 года Международный астрономический союз (МАС) впервые дал определение термину «планета». С этого момента, к малым планетам относятся «карликовые планеты» и астероиды, а не входят в их число кометы и тела с диаметром менее 30 метров – метеороиды. Термин не является официальным, в отличие от терминов «планета», «карликовая планета» и «малые тела Солнечной системы».

При Смитсоновской астрономической обсерватории в США существует Международный центр по малым планетам, где регистрируют все вновь открытые малые небесные тела.

В настоящее время любой «малой планете» сразу после открытия присваивается предварительное обозначение, содержащее год открытия (например, 2004 MN4), а потом, если её орбита будет определена надежно, – постоянный номер и в некоторых случаях, –  название. Право давать название в первую очередь принадлежит астроному, который открыл этот объект.

Большинство «малых планет» – это как правило глыбы неправильной формы, которые, вероятно, образовались в результате дробления при столкновении более крупных тел. Однако, в последнее время среди них обнаруживается все больше сфероидных тел, некоторые из них являются протопланетами.

Малые планеты могут иметь спутники – от одного до нескольких. Некоторые из них представляют из себя двойные, или даже тройные планетарные системы.

Малые планеты имеют большие различия в составе поверхности, что подтверждается их способностью отражать свет: у одних коэффициент отражения лишь 2 % (цвет чернозема), тогда как у других он приближается к 50 %, как если бы поверхность была покрыта меловыми отложениями или льдом.

Размеры малых планет колеблются от нескольких сотен метров в диаметре (например, Апофиз), до, более чем двух тысяч километров в диаметре (Плутон и Эрида).

 

Малые планеты Солнечной системы группируются в два больших пояса: это главный, или основной пояс между орбитами Марса и Юпитера и пояс за орбитой Нептуна (пояс Койпера + рассеянный диск).

Число известных малых планет в первом поясе исчисляется сотнями тысяч, во втором – несколькими тысячами. Существуют также и еще некоторые группы малых планет, имеющих уникальные характеристики орбиты.

В последние годы открыт ряд небесных тел, свойства которых размывают границу между малыми планетами и кометами: с одной стороны, известны кометы, которые совсем не приближаются к Солнцу и движутся по орбитам, характерным для малых планет, а с другой – открыты малые планеты, которые движутся по очень вытянутым орбитам, типичным для комет, но при этом не имеют ни хвоста, ни каких-либо иных признаков кометной активности.

Также, все малые планеты можно разделить на две большие группы : орбиты которых не пересекают орбиту самой дальней большой планеты нашей Солнечной системы – Нептуна (INO – inner-Neptunian objects) и соотв. большая полуось которых не превышает полуось Нептуна, или 30.10 а.е. (4 503 443 661 км ); орбиты которых выходят за пределы орбиты Нептуна (TNO – trans-Neptunian objects) и большая полуось которых превышает 30 а.е.

Отдельно рассматриваются кентавры-нептункроссеры и некоторые троянские астероиды Нептуна (о них – в соотв. разделах).

 

Кстати, мало кто знает, что «малых планет» уже обнаружено более 500 000,и только около 29 500 (на 2020 год) из них, – именованы. Именованы в честь кого или чего? А вот:

Mужские имена – 11200

Женские имена – 3500

Ученые (без астрономов) – 2970

Aстрономы – 2920

Астрономы-любители – 1600

Города, гавани, строения – 1356

Писатели – 917

Мифология (божества, герои и т.д..) – 834

Родственники тех, кто обнаружил те или иные объекты – 711

Композиторы, музыканты – 555

Страны, провинции, острова – 493

Моря, реки горы – 457

Университеты, институты, обсерватории – 429

Художники, скульпторы – 331

Исторические или политические фигуры – 317

Литературные персонажи – 250

Животные, деревья, растения – 224

Акронимы, псевдонимы, составные термины – 212

«Диковинки», раритетные, необычные вещи, объекты – 47


Но конкретно нас интересует мифология. Что мы имеем «по теме»? А вот что:

Древнегреческая мифология – 532

Древнеримская мифология – 55

Скандинавская/древнегерманская – 44

Мифология народов Восточной Азии – 27

Мифология народов Северной, Центральной и Южной Америки – 21

Индийская мифология – 20

Кельтская мифология – 20

Египетская мифология – 19

Библейское мифотворчество – 18

Фино-карельская мифология – 17

Славянская мифология – 17

Артурианский цикл – 15

Мифология нродов Ближнего Востока – 8

Разное (Прибалтика, Крайний Север, Юго-Восточная Азия, Полинезия, Австралия, Африка, Гностицизм, Буддизм) – 21



INOМалые планеты внутри орбиты Нептуна.


Главный пояс астероидов.

Главный пояс астероидов (далее ГПА) – это область расположенная между орбитами Марса и Юпитера.
Сегодня пояс астероидов известен астрономам, как одно из крупнейших скоплений космических объектов, находящихся в Солнечной системе. Для многих ученых он представляет изрядный научный интерес.
Выражение «пояс астероидов» вошло в обиход в начале 1850-х годов. Первое употребление этого термина связывают с именем Александра фон Гумбольдта и его книгой «Cosmos: A Sketch of a Physical Description of the Universe».

Первым поиски планеты между Марсом и Юпитером еще в 1787 году начал барон Франц Ксавер. Но после нескольких лет безуспешных наблюдений он понял, что нуждается в помощи других астрономов, поэтому в сентябре 1800 года он собрал группу из 24 ученых для совместных поисков планеты, образовав нечто вроде неформального клуба под названием «Общество Лилиенталя». Однако наибольшую известность эта группа получила как «Himmelspolizei», или «небесная полиция». Наиболее именитыми ее членами были Уильям Гершель, Шарль Мессье и Генрих Ольберс. Они разделили зодиакальную часть неба вблизи эклиптики на 24 части (по числу астрономов), предоставив каждому зодиакальную область шириной 15° для поиска планеты. Задача состояла в описании координат всех звёзд в области зодиакальных созвездий на определенный момент. В последующие ночи проверялись координаты и выделялись объекты, которые смещались на большее расстояние. Предполагаемое смещение искомой планеты должно было составлять около 30 угловых секунд в час, что легко заметить.
Несмотря на усилия «небесной полиции», первая малая планета была случайно обнаружена человеком, который не состоял в клубе – итальянским астрономом из университета Палермо в Сицилии Джузеппе Пиацци, наблюдавшим ее в ночь на 1 января 1801 года. Эту планету он назвал Церерой.
Пятнадцать месяцев спустя, 28 марта 1802 года, Генрих Ольберс открыл второй крупный объект в этой же области Солнечной системы, который получил имя Паллада. Ее большая полуось была примерно такой же, как у Цереры, но вот эксцентриситет и наклон, напротив, сильно отличались от аналогичных параметров Цереры. Самое главное, что оба открытых тела, в отличие от других планет, даже в самые сильные телескопы того времени выглядели как точки света, то есть разглядеть их диски не удавалось, и если бы не их быстрое движение, то они были бы неотличимы от звёзд. Поэтому 6 мая 1802 года после изучения характера и размера этих двух новых объектов Уильям Гершель предлагает классифицировать их как отдельный класс объектов, названный им «астероиды», что с греч. означает «звездоподобный».
Первая тысяча астероидов была обнаружена уже к октябрю 1921 года, 10 000 к 1981, к 2000 году количество открытых астероидов перевалило за 100 000, а по состоянию на 2019 год года число нумерованных астероидов составляет уже более 300 000.

В научном сообществе принято считать, что ГПА – это скопление протопланетного вещества. Такая теория, скорее всего, верна, так как, последние данные показывают, что между Марсом и Юпитером планета попросту не могла образоваться. Причина этого – сильное гравитационное влияние Юпитера. Именно оно не дало протопланетному веществу (космической пыли, из которой создаются планеты) образоваться в полноценное небесное тело на таком далеком от Солнца расстоянии.
То есть, причина такого состава пояса астероидов в том, что он начал формироваться непосредственно вблизи Юпитера, чье гравитационное поле постоянно вносило серьезные возмущения в орбиты планетезималей. Получаемый от Юпитера избыток орбитальной энергии приводил к более жестким столкновениям этих тел между собой, что препятствовало их слипанию в протопланету и её дальнейшему укрупнению.
В результате большинство планетезималей оказались раздробленными на многочисленные мелкие фрагменты, большая часть из которых либо была выброшена за пределы Солнечной системы, чем объясняется низкая плотность пояса астероидов, либо перешла на вытянутые орбиты, по которым они, попадая во внутреннюю область Солнечной системы, сталкивались с планетами земной группы; этот феномен получил название поздней тяжёлой бомбардировки.
Столкновения между астероидами случались и после этого периода, что приводило к появлению многочисленных астероидных семейств – групп тел со сходными орбитами и химическим составом, в которые входит значительное число существующих на сегодня астероидов, а также к образованию мелкой космической пыли, формирующей зодиакальный свет.
Помимо этого, гравитация Юпитера также создает области неустойчивых орбит, где из-за резонансов с Юпитером практически отсутствуют астероиды. Астероид, попадающий туда, за относительно короткое время будет выброшен с этой орбиты за пределы Солнечной системы или пополнит популяцию астероидов, пересекающих орбиты внутренних планет. Сейчас астероидов в таких областях практически не осталось, но орбиты многих небольших астероидов продолжают медленно изменяться под влиянием других факторов.
Главной отличительной чертой, характеризующей отдельные астероиды, является их спектр, по которому можно судить о химическом составе данного тела. В главном поясе, в зависимости от химического состава, выделено 3 основных спектральных класса астероидов: углеродные (класс C), силикатные (класс S) и металлические или железные (класс M). Все эти классы астероидов, особенно металлические, представляют интерес с точки зрения космической индустрии в целом и промышленного освоения астероидов в частности.
Больше половины массы ГПА сосредоточено в четырех крупнейших объектах: Церера, (2) Паллада, (4) Веста и (10) Гигея. Их средний диаметр составляет более 400 км, а самый крупный из них, Церера, единственная в главном поясе карликовая планета, имеет диаметр более 900 км и вдвое превышает суммарную массу Паллады и Весты. Но большинство астероидов, которых насчитывается несколько миллионов, значительно меньше, вплоть до нескольких десятков метров. При этом астероиды настолько сильно рассеяны в данной области космического пространства, что ни один космический аппарат, пролетавший через эту область, не был поврежден ими.

Кентавры.

Кентавры – группа астероидов, находящихся между орбитами Юпитера и Нептуна, переходная по свойствам между астероидами главного пояса и объектами пояса Койпера (также по некоторым свойствам похожи на кометы).
Объектам этой группы даются имена кентавров античной мифологии.
Они имеют нестабильные, порой сильно вытянутые орбиты, поскольку пересекают орбиты одного или сразу нескольких планет-гигантов. Вследствие этого динамическая жизнь кентавров составляет всего несколько миллионов лет, поскольку крупные планеты просто выталкивают эти объекты со своих орбит гравитацией.

Дамоклоиды.

Дамоклоиды – небесные тела имеющие орбиты, аналогичные орбитам комет по параметрам (большой эксцентриситет и наклон к плоскости эклиптики), но не проявляющие кометной активности в виде комы или кометного хвоста.
Из-за больших эксцентриситетов их орбиты очень вытянуты, и в афелии они находятся дальше Урана, а в перигелии – ближе Юпитера, а иногда и Марса.
Считается, что дамоклоиды являются ядрами комет типа Галлея, зародившихся в облаке Оорта и потерявших свои летучие вещества. Эта гипотеза считается верной потому, что у достаточно многих объектов, считавшихся дамоклоидами, впоследствии обнаруживали кому и причисляли к классу комет. Другое убедительное подтверждение заключается в том, что орбиты большинства дамоклоидов сильно наклонены к плоскости эклиптики, иногда больше, чем на 90° - то есть, некоторые из них обращаются вокруг Солнца в направлении, противоположном движению больших планет, что резко отличает их от астероидов.

Астероиды AAAA.

Астероиды AAAA – это астероиды, сближающиеся с Землей, чьи орбиты проходят вблизи орбиты Земли или пересекают ее. Их орбиты располагаются в относительной близости от земной орбиты. Всего выделено 4 группы околоземных астероидов в зависимости от расположения орбит по отношению к земной орбите:
    - Атиры,
    - Атоны,
    - Аполлоны,
    - Амуры.
Согласно сложившейся традиции, все группы околоземных астероидов были названы в честь своего первого открытого представителя. Следует также отметить, что по классификации центра малых планет астероиды группы Атиры рассматриваются как подгруппа астероидов группы Атона с афелиями внутри орбиты Земли.

Троянцы.

Или «троянские астероиды» – группа астероидов, находящихся в окрестностях точек Лагранжа L4 и L5 в орбитальном резонансе 1:1 любых планет. С развитием наблюдательной астрономии, астероиды в точках Лагранжа были обнаружены сначала на орбитах Юпитера (более тысячи), потом Марса (несколько) и Нептуна (несколько).
На данный момент кроме троянцев Юпитера, Марса, Нептуна известны троянцы Урана и Земли.

Ватиры.

В начале 2020 года был открыт первый астероид, орбита которого полностью находится внутри орбиты Венеры. Этот новый класс получил название Ватиры (Венера+Атира).



TNOМалые планеты за орбитой Нептуна.


«TNO» (ТНО) – это транснептуновый объект, то есть, небесное тело Солнечной системы, которое обращается по орбите вокруг Солнца, и у которого среднее расстояние до Солнца больше, чем у Нептуна (30 а. е.).
Транснептуновые объекты образуют пояс Койпера, рассеянный диск и облако Оорта.

Немного истории.

Случайное открытие Урана, а затем изящное предсказание и открытие Нептуна втрое раздвинули границы Солнечной системы всего за полвека. Такой успех вдохновил астрономов на дальнейшие поиски: открыв Нептун, они решили не останавливаться и попытаться найти еще более далекую планету. Для этого предполагалось использовать так блестяще сработавший метод Адамса – Леверье. Казалось, что достаточно несколько лет внимательно следить за движением Урана и Нептуна, чтобы обнаружить влияние на них еще более далекой планеты.
Всю вторую половину XIX в. профессиональные математики и астрономы пытались обнаружить – одни за столом, другие у телескопа – девятую планету Солнечной системы. Но успех пришел к двум любителям науки: новая планета была найдена уже в XX в. благодаря самоотверженному труду богатого американского аристократа Персиваля Ловелла и небогатого американского провинциала Клайда Томбо.
На вершине горы, названной им Mars’ Hill, Ловелл установил превосходный 24-дюймовый рефрактор работы фирмы «Кларк и сыновья». В этой Ловелловской обсерватории выросли замечательные астрономы-наблюдатели: Весто Слайфер, Клайд Томбо и др., сделавшие множество важных открытий, причем не только в области изучения планет.
Особенно увлекали Ловелла «неправильности» в движении Урана и Нептуна, которые давали надежду обнаружить новую далекую планету. В 1905 г. Ловелл получил свое первое решение задачи об этой планете, которую он назвал Планетой X. В 1908 г. Ловелл находит второе решение для орбиты предполагаемой планеты, а затем в 1915 г. подводит итог своим многолетним исследованиям в большом докладе «Сообщение о транснептуновой планете», представленном в Американскую академию наук и вскоре опубликованном.
На своей обсерватории он организует поиск планеты за Нептуном. Ловелл нарисовал карту с предполагаемой траекторией на небе своей Планеты X и сам же начал в 1915 г. ее поиски. Он фотографировал один за другим участки неба, где должна была находиться планета, и искал на снимках движущуюся «звезду». Однако поиски были безуспешными. В 1916 г. Ловелл умер, и поиски Планеты X на время прекратились.
Последним и самым важным персонажем этой истории стал молодой астроном Клайд Уильям Томбо (1906–1997). Ему предложили освоить наблюдения с новым 13-дюймовым фотографическим рефрактором, специально заказанным для поиска Планеты X еще самим Ловеллом. Томбо с радостью принял предложение и в 1929 г. включился в программу поиска планеты.
Каждую ночь Томбо фотографировал различные участки неба, а днем изучал их, используя специальный двойной микроскоп, блинк-компаратор, позволявший за долю секунды переключать взгляд с одной пластинки на другую.
После года кропотливого просмотра пластинок Клайд Томбо наконец обнаружил планету. Это случилось 18 февраля 1930 г. Сравнивая фотопластинки за 23 и 29 января, на которых была снята область близ звезды 8 Близнецов, Клайд заметил смещение слабого звездообразного объекта 14,5 m. Последующие наблюдения подтвердили, что это новая планета. Официально об открытии девятой планеты Солнечной системы – Плутона – было объявлено 13 марта 1930 г., в день 75-летия Ловелла.

Довольно скоро выяснилось, что Плутон мал, меньше нашей Луны, и его массы совершенно недостаточно для объяснения возмущений в движении Урана. Поэтому продолжились поиски еще более далекой планеты.  Поиск Трансплутона продолжался. О его присутствии на окраине Солнечной системы говорили некоторые косвенные факты: отдельные «неправильности» в движении известных планет, мелкие «странности» в траекториях полета автоматических станций «Пионер», небольшие «особенности» в распределении кометных орбит. В ходе этих поисков настоящая крупная планета до сих пор не открыта. Более того: в 1993 г. астроном Лаборатории реактивного движения Майлс Стендиш, используя точные значения масс планет, полученных из наблюдений за межпланетными зондами, пришел к выводу, что в движении Урана и Нептуна никаких наблюдаемых отклонений от теоретических расчетов нет. Однако астрономы не жалеют о времени, потраченном на поиски десятой планеты, ведь за орбитой Юпитера обнаружилось столько интересного!

Был открыт новый класс малых тел Солнечной системы, движущихся между орбитами Юпитера и Нептуна. Еще одна мифологическая компания астероидов явила пример неожиданного подтверждения отвлеченной математической теории. Речь идет о так называемых грекахи троянцах– двух семействах астероидов, движущихся приблизительно по орбитам Юпитера, Марса, Нептуна…
Но за самой орбитой Нептуна долгое время не удавалось найти ни одного объекта, кроме Плутона (1930 г.) и его единственного, но очень крупного спутника Харона (1978 г.) (теперь двойная система Плутон-Харон).
Однако в 1992 г. все изменилось: на окраине Солнечной системы астрономы открыли неизвестное скопище малых тел, похожих на астероиды и ядра комет.
Существование этого скопления занептуновых тел подозревали давно. Ирландский инженер Кеннет Эджворт в 1943 и 1949 гг., а также американский астроном Джерард Койпер в 1951 г. высказали предположение, что за орбитами планет-гигантов, на расстоянии 35–50 а. е. от Солнца существует область, откуда во внутреннюю часть Солнечной системы регулярно приходят короткопериодические кометы. Идея подтвердилась, и эту область за орбитой Нептуна, населенную мини-планетами, называют теперь поясом Койпера или Эджворта – Койпера, если уважают историческую справедливость. К 2010 г. за Нептуном уже было обнаружено около 1200 тел, причем диаметры большинства из них превышают 100 км, а у некоторых – свыше 1000 км! В общей сложности по состоянию на начало 2020 года известно более 3 тысяч транснептуновых объектов с разнообразными характеристиками.

Первый транснептуновый объект диаметром от 100 до 150 км. открыли в конце 1992 г. Дейвид Джюит и Джейн Луу из Гавайского университета в Гонолулу. Объект получил обозначение 1992 QB1, а уже позже номер и собственное имя – (15760) Альбион.
К 1995 г. за орбитой Нептуна обнаружили еще 17 малых планет, из них 8 на расстояниях 40–45 а. е. от Солнца, т. е. даже за орбитой Плутона. К марту 1999 г. было открыто уже 113 транснептуновых объектов, и стало окончательно ясно, что пояс Койпера существует. Оказалось, что все тела пояса Койпера обращаются вокруг Солнца в прямом направлении, как и большие планеты.
По параметрам орбит их разделили на два класса. Более половины отнесли к классическим объектам пояса Койпера (КВО – Kuiper Belt Object); некоторые астрономы называют их объектами Эджворта – Койпера (ЕКО). Почти круговые орбиты этих тел лежат в области 40–50 а. е. от Солнца, а плоскости орбит наклонены к эклиптике менее чем на 40°. Около 1/ 3 этих малых планет объединили в класс «плутино» ; большие полуоси их орбит близки к 39,5 а. е., а значит, их орбитальный период близок к Плутону-Харону (248 лет), и соотносится с орбитальным периодом Нептуна как 3:2. Возможно, именно эта резонансная связь с планетой-гигантом служит стабилизирующим фактором движения плутино: некоторые из них пересекают орбиту Нептуна, но никогда не сближаются с ним, как и сам Плутон-Харон.
Несколько объектов не вписались в указанную классификацию. Движение некоторых из них также имеет резонансный характер по отношению к Нептуну, но с отношением периодов 4: 3, 5: 3 или 5:4. Еще несколько объектов не попадают ни в один из классов, а объект 1996 TL66 (15874, никнейм «Балор») вообще стал родоначальником особого класса транснептуновых объектов, поскольку имеет весьма вытянутую (е = 0,58) орбиту с большой полуосью 84 а. е., а значит, удаляется от Солнца в афелии втрое дальше Плутона.

Объекты за Нептуном, эти новооткрытые тела в большинстве своем имеют диаметры от 100 до 1000 км и красноватую поверхность, что указывает на ее древний состав и возможное присутствие органических соединений. Судя по оценкам, это скопление малых тел в сотни раз массивнее Главного пояса астероидов, но уступает по массе гигантскому кометному облаку Оорта (или Эпика – Оорта), простирающемуся на тысячи астрономических единиц от Солнца. Возможно, пояс Койпера и далее – рассеянный диск представляют собой остаток протопланетной туманности, из которой сформировалась Солнечная система.
Сегодня изучение этого региона – интереснейшая область астрономии. Каждые несколько месяцев приносят сенсационные открытия. Кроме большого количества новых объектов, поражает и их «качество». В 2002 г. Чедвик Трухильо и Майкл Браун из Калифорнийского технологического института, используя телескоп Шмидта Паломарской обсерватории, открыли объект 18,5 m, обозначенный как 2002 LM60. Выяснилось, что он находится от нас на расстоянии около 43 а. е., что на 11 а. е. больше нынешнего расстояния до Плутона. Однако, в отличие от Плутона, орбита которого вытянута, орбита новой малой планеты оказалась близка к круговой. Применив самый зоркий инструмент нашего времени – космический телескоп «Хаббл», астрономы измерили угловой размер этого объекта. Планета эта оказалась крупнейшим объектом, открытым в Солнечной системе за 72 года, прошедшие с момента открытия Плутона. Да и размером она оказалась в половину Плутона. Как было сразу не дать столь выдающемуся объекту собственное имя! Первооткрыватели назвали этот ледяной мир Кваваром (Quaoar), что у индейцев племени тонгва, коренных жителей района Лос-Анджелеса, служит именем бога-создателя. Квавар сошел с небес и после превращения хаоса в порядок возложил Мир на спины семи гигантов, потом создал низших животных, а затем и людей, гласит легенда. Хотя Квавар по размеру меньше Плутона, по объему он больше, чем все астероиды Главного пояса вместе взятые. Правда, по массе он им уступает, поскольку сложен не из плотных скальных пород, а в основном изо льда. Более всего он, вероятно, похож на гигантское ядро кометы.

Прошло немногим более года после открытия Квавара, и вот – новый чемпион: объект диаметром около 1000 км, предварительно обозначенный как 2003 VB12 и после определения орбиты зарегистрированный под номером 90377 с именем Седна (Sedna). Это имя эскимосской богини моря, живущей в темных глубинах холодного северного океана. Очень подходящее имя для объекта, «живущего» вообще за пределами пояса Койпера, если считать его внешней границей расстояние в 50 а. е. Нынешнее гелиоцентрическое расстояние до Седны 90 а. е. Орбита у нее чрезвычайно вытянутая, но даже в перигелии она не подходит к Солнцу ближе, чем на 76 а. е. А в афелии Седна удаляется от Солнца на 961 а. е., совершая оборот вокруг него за 12 тыс. лет. Похоже, что Седна – первый представитель внутренней части облака Оорта.
Орбита Седны озадачила астрономов. Даже объекты пояса Койпера, достаточно удаленные от планет-гигантов, движутся по почти круговым орбитам. Что же заставило еще более далекую Седну лететь по столь вытянутому эллипсу? Такая орбита может быть результатом либо рассеяния на еще не открытой далекой трансплутоновой планете, либо возмущения со стороны прошедшей предельно близко звезды, либо, наконец, образования Солнечной системы в тесном звездном скоплении, где соседние звезды сильно влияли друг на друга и на окружающие их планеты.  Все объекты с такими экстремально вытянутыми орбитами и соотв. гигантскими орбитальными периодами тепереь определеются в класс «сеноиды».

Большие объекты за орбитой Нептуна теперь обнаруживаются регулярно. Крупнейшим среди них после Плутона-Харона является карликовая планета Эрида (136199 Eris), открытая в январе 2005 г. на снимках, полученных 21 октября 2003 г. (поэтому ее предварительное обозначение было 2003 UB313). Диаметр Эриды, измеренный разными методами, максимально приближен к размеру Плутона – от 2300 до 2400 км (не исключено, что все же Эрида больше в диаметре). При этом Эрида превосходит Плутон по массе. Именно открытие Эриды подвигло астрономов пересмотреть классификацию планет и выделить в особый тип карликовых планет объекты, подобные Плутону и Эриде.

Также не исключено, что за пределами пояса Койпера и рассеянного диска найдется действительно крупная планета, калибра Урана и Нептуна. Вполне возможно, что она существует, и эти поиски уже активно ведутся с 2016 года. Наличие этой планеты могло бы объяснить среднюю аномалию в распределении орбит обособленных транснептуновых объектов (ТНО), обнаруженных в основном за пределами пояса Койпера в рассеянном диске.

Хотя чисто визуально этот транснептуновый регион может показаться хаотичным, все же и у него есть пределы. Несмотря на то, что он похож на пояс астероидов между Марсом и Юпитером, он примерно в 20 раз шире и в 100-200 раз массивнее последнего.
Это «пограничная застава» на окраине Солнечной системы. Более того, данный регион и объекты которые его населяют – самые загадочные с астрономической точки зрения. Например пояс Койпера неожиданно уменьшается на расстоянии 50 а. е. Такое явление достаточно странно, поскольку теоретически количество объектов этого региона должно лишь возрастать с удалением от Солнца. Наличие достаточно большого кол-ва бинарных объектов (двойных планетных систем) также вызывает массу вопросов – весь регион изобилует множеством крупных массивных сферообразных тел, движущихся по самым неожиданным траекториям и зачастую имеющих собственные спутники. Однозначно объяснить подобное разнообразие «занептунья» современные теории пока не в состоянии.

А теперь представим, что TNO-регион можно рассматривать как особого рода энергетический источник.
В пределах нашей Солнечной системы подобным «накопителем - аккумулятором» может считаться именно ТNO-регион (пояс Койпера, рассеянный диск, внутренняя зона облака Оорта). Все это перекликается с огромным интересом к нему со стороны астрономов и астрофизиков. Он вызван тем, что, видимо, образующие его тела представляют собой осколки материи, сформировавшей в прошлом все планеты солнечной системы. Как они туда попали – точно неизвестно. Вопросов больше чем ответов.
Эти ледяные миры за орбитой Нептуна рисуют нам картину того, как формировались планеты-гиганты и как они мигрировали в сторону Солнца и обратно. Более того, считается, что понимание структуры и истории этого региона поможет ученым понять процессы формирования планет не только в нашей системе, но и в других планетных системах, обнаруживаемых в настоящее время.
ТNO-регион можно сравнить с хранилищем «нематериальных артефактов» как информационного наследия в контексте развития нашей Солнечной системы.


На начало 2020 года только 34 транснептуна имеют официальные собственные имена. Балор, Брахма, Ёми, Нику, Драк и Гоблин – неофициальные "nicknames".
Пять транснептунов официально имеют статус «карликовая планета». Еще как минимум одинадцать претендуют на этот статус. Ниже в таблице все выделены зеленым цветом.


Мифология этого региона весьма разнообразна. Для части космических тел этого региона принято искать названия в мифах о рождении и сотворении мира. Но этими рамками дело не ограничивается. Среди мифологических персонажей мы находим и характеры, далекие от подобного предназначения. Но не менее интересные.
По сути – это вся мировая мифология скопом : греко-римская, скандинавская, кельтская, мифология авcтралийских аборигенов, индейцев Южной и Северной Америки, мифология инуитов, индийская, мифология бушменов (Африка), китайская…
Вообще, широкий набор мифологических образов этого семейства делает его поистине уникальным.


*

Что такое СОЗВЕЗДИЯ ?

Созвездия – в современной астрономии участки, на которые разделена небесная сфера для удобства ориентирования на звёздном небе. В древности созвездиями назывались характерные фигуры, образуемые яркими звёздами.
В древние времена люди видели во взаимном расположении звёзд некоторую систему и группировали их в соответствии с ней в созвездия. В течение истории наблюдатели выделяли различное число созвездий и их очертания, а происхождение названий некоторых древних созвездий так и не выяснено до конца. До XIX века под созвездиями понимались не области неба, а группы звёзд, которые нередко перекрывались. При этом получалось, что некоторые звёзды принадлежали сразу двум созвездиям, а некоторые бедные звёздами области не относились к какому-либо созвездию. В начале XIX века между созвездиями были проведены границы на небесной сфере, ликвидировавшие «пустоты» между созвездиями, однако их чёткого определения по-прежнему не было, и разные астрономы определяли их по-своему.

12 созвездий — Овен, Телец, Близнецы, Рак, Лев, Дева, Весы, Скорпион, Стрелец, Козерог, Водолей, Рыбы — через которые проходит центр Солнца при годичном обороте по эклиптике, называют зодиакальными. Они известны с глубокой древности. В наше время (эпоха 2014 г.) с 30 ноября до 17 декабря Солнце находится в созвездии Змееносца, так что формально это созвездие тоже зодиакальное, но традиционно его к зодиакальным не причисляют.

Названия 48 из 88 современных созвездий включены в каталог «Альмагест» Клавдия Птолемея, жившего во II веке н. э. Они охватывают область неба, доступную наблюдениям с юга Европы. Ранние изображения всех созвездий, введённых Птолемеем, можно найти в «Книге неподвижных звёзд» ас-Суфи, жившего в 903—998 гг. Остальные современные созвездия были введены в XVII—XVIII веках в результате изучения южного неба (в эпоху великих географических открытий) и заполнения «пустых мест» на северном небе. Названия созвездий могут быть связаны с реальными или вымышленными животными (Большая Медведица, Лев, Дракон и т. д.), героями греческих мифов (Кассиопея, Андромеда, Персей и т. д.), а также с названиями предметов, очертания которых образуют яркие звёзды созвездий (Северная Корона, Треугольник, Весы, Южный Крест и др.). Названия, введённые в Новое время, связывались с путешествиями и развитием техники (Микроскоп, Секстант и др.).

В 1922 году в Риме решением I Генеральной ассамблеи Международного астрономического союза был окончательно утверждён список из 88 созвездий, на которые было разбито звёздное небо, а в 1928 году были приняты чёткие и однозначные границы между этими созвездиями, проведённые строго по линиям постоянного прямого восхождения и линиям постоянного склонения в экваториальной системе небесных координат на эпоху 1875.0. В течение пяти лет в границы созвездий вносились уточнения. В 1935 году границы были окончательно утверждены, и астрономы договорились, что больше изменять их не будут. Следует, однако, помнить, что на звёздных картах, составленных для эпох, не совпадающих с эпохой 1875.0 (в частности, на всех современных картах), из-за прецессии земной оси линии постоянного склонения и прямого восхождения сдвинулись, и потому границы созвездий уже не совпадают с ними.

***




Беды, страдания и прочие напасти в греко-римской мифологии.




Алгея (Алгос). Альги.


В классической греко-римской мифологии Алгея (Алгос) (др.-греч. Αλγεα; единственное число: Ἄλγος Algos) используется древнегреческим поэтом Гесиодом во множественном числе (Альги) как олицетворение боли, как физической, так и душевной (даймоны). Этот даймон (даймоны) приносил плач, страдания и слезы. Аналог в Риме – Долор (Долорес). По Гесиоду – дочь богини хаоса и раздора Эриды.


Грозной Эридою Труд порожден утомительный, также

Голод, Забвенье и Скорби [Алгея], точащие слезы у смертных…

- Гесиод, «Теогония».


Алгея была связана с Ойзис. Их противоположностью считались Хедон (др.-греч. ἡδονή) – богиня удовольствия, наслаждения и восторга и Хариты (др.-греч. Χάριτες от χάρις. «изящество, прелесть») – олицетворение радости и веселья.

Алгея в переводе с греческого – существительное среднего рода, буквально означающее «боль». Название связано с суффиксом слова «-algia», обозначающим болезненное состояние. Три известных Алгеи (или альтернативные имена) – это Лупе (Λύπη означает «боль»), Ахос (Ἄχος означает «горе») и Ания (Ἀνία означает «печаль»). Упоминаются у Анакреонта (V в.до н.э): «Благодаря ему (Дионису) зародилась Мета (Пьянство), родилась Харис (Благодать), а Лупе (Боль) ушла отдыхать, а Ания (Горе) и вовсе засыпает».


Алгея (Долор) изображалась обитающей у реки Коцит в Аиде вместе с другими духами:


В ней на высоком тисе вялый Сон повис,

Лежит в ней Голод с пастью провалившейся

И прячет поздний Стыд лицо, раскаявшись.

Страх, мрачный Ужас, Боль [Алгея] с зубовным скрежетом….

- Сенека, «Геркулес в безумье».


Проклятое ожерелье Гармонии было создано Гефестом (Вулканом) с помощью злобных демонов, включая Алгею (Долор).


Ни Пасифея к нему, из прельстительных первая Граций,

ни Красота, ни сын идалийский не прикасались, —

Слезы [Пентос], Скорби [Алгея], Гнев и десница Раздора клеймили.

- Стаций, «Фиваида».


Призрак Лаия требует изгнания Эдипа из Фив, а вместе с ним и чумных демонов, включая Алгею (Долор):


Пусть лишь уйдет он, и весна цветущая

Вернет вам травы, чистое дыхание —

Животворящий воздух и листву — леса.

Мор, Язва, Смерть, Зараза, Мука, Горе, Боль [Алгея]

Вся свита с ним уйдет, его достойная.

- Сенека, «Эдип».


Ослепив себя и отправившись в изгнание, Эдип призывает чумных демонов среди которых Алгея (Долор) покинуть Фивы:


Земли порок смертельный уношу с собой.

Жестокий рок, недуга трепет гибельный,

Чума, бессилье, злые боли [Алгея] — все со мной

Ступайте. Вы поводыри мне лучшие.

 - Сенека, «Эдип».



Пентос.


Алгея также связывалась с часто упоминаемым в античных источниках даймоном Пентосом (др.-греч. Πενθος) – олицетворением траура, скорби, печали и плача (живет перед входом в Загробный мир). Либо они идут в паре. Аналог в Риме – Луктус (Luctus). Его родители – Эфир и Гея (по Гигину):

От Эфира и Земли (родились)  – Боль, Хитрость, Гнев, Плач [Пентос], Ложь, Клятва, Мщение, Разнузданность, Раздор, Забвение, Нерадивость, Страх, Надменность, Нечестие, Битва…


Овидий, «Метаморфозы»:

А Тисифона [Эриния], тот­час — жестокая — смоченный кровью

Факел рукою зажав, и еще не просохший, кровавый

Плащ надела и вот, змеей извитой подвязавшись,

Из дому вышла. При ней Рыдание [Пентос] спутником было,

Смертный Ужас, и Страх, и Безумье с испуганным ликом...


 Вергилий, «Энеида»:

…(Сивилла ведет Энея через Подземный мир):

Шли вслепую они под сенью ночи безлюдной,

В царстве бесплотных теней, в пустынной обители Дита [Аида]…

Там, где начало пути, в преддверье сумрачном Орка [Аида]

Скорбь [Пентос] ютится и с ней грызущие сердце Заботы,

Бледные здесь Болезни живут и унылая Старость,

Страх, Нищета, и Позор, и Голод, злобный советчик…


У уже упомянутого Сенеки, «Геркулес в безумье»; описание Подземного (загробного) мира:

….Недуг, Печаль [Пентос], Война в железном панцире

Ютятся дальше, и, с клюкой беспомощной

Бредущая, всех глубже Старость прячется.


Сенека, «Эдип»; провидец Тиресий применяет некромантию, чтобы узнать причину эпидемии, опустошающей Фивы:

Вдруг почва расступилась, зазиял провал

Огромный. Сам озера неподвижные,

И подлинную ночь, и бледных видел я

Богов средь манов. В жилах кровь холодная

Застыла. Вырвалась толпа свирепая [призраков]…

Тут завопили Ужас и эриния

И все, что прячет и рождает вечная

Ночь [в подземном мире]: вот Печаль, терзающая волосы,

Недуг [Пентос], больную голову роняющий,

Страх, Старость, тягостная для самой себя,

Чума — напасть народа огигийского.

Мы чувств лишились. Даже дева [Манто], знавшая

Искусство старца [Тиресия], обмерла.


Стаций, «Фиваида»:

…[среди скорбящих] Лютая скорбь [Пентос] к матерям взывала [убитых воинов], в перси вонзаясь.

Силятся мертвых узнать по шеломам и, труп обнаружив,

смотрят, готовы упасть равно на чужой и на милый.


Стаций, «Фиваида»:

…Город ужасен внутри [Фивы], — сам Маворс [Арес], если б увидел,

был бы не рад: народ, пронизанный страхом безумным,

спорящие меж собой раздирают Стенания [Пентос], Ярость,

Робости трепет и тьмой непроглядной объятое Бегство.


Стаций, «Сильвы»:

…В груди поселился

Вопль [Пентос], и сердце рычит от всякого прикосновенья.

Не запрещает никто: слезами и скорбью насыться,

Вволю поплачь!



Ойзис.


Ойзис (др.-греч. Ὀϊζύς; Рим. – Oïzýs) – в древнегреческой мифологии второстепенная богиня или даймон страдания, беспокойства, горя и депрессии. Ойзис не имевшая значимого культа, тем не менее, изначальная богиня с определенными трагическими функциями. Древнегреческий поэт Гесиод считал, что её мать богиня ночи Нюкта, которая родила Ойзис без отца, а древнеримский писатель Гай Юлий Гигин и философ Цицерон считали, что её отец бог мрака Эреб. Её латинское имя – Мизерия (Miseria), от которого произошло английское слово misery «страдание».


Гесиод, «Теогония»:

Ночь родила еще Мора ужасного с черною Керой.

Смерть родила она также, и Сон, и толпу Сновидений.

[Мрачная Ночь, ни к кому из богов не всходивши на ложе,]

Мома потом родила и Печаль, источник страданий…[Ойзис]


Цицерон, «О природе богов»:

Но если Сатурн бог, то следует признать, что и его отец, Небо — бог. А если так, то и родители Неба также должны считаться богами: Эфир и День, и их братья и сестры, которые древними генеалогами, именуются: Любовь, Обман, Страх, Труд, Зависть, Рок, Старость, Смерть, Мрак, Несчастье [Ойзис], Жалоба, Милость, Коварство, Упрямство, Парки, Геспериды, Сны, и которые все, как считают, рождены от Эреба и Ночи? Так что или и этих чудовищ до́лжно считать богами, или тех, кого мы назвали первыми, не считать.



Ахлис.


Ахлис (др.-греч. Ἀχλύς) – древнегреческая богиня, символизирующая туман смерти (помутнение глаз перед смертью). Ее римский аналог Калиго считалась матерью Хаоса (согласно некоторым древним космогониям, Ахлис-Калиго была вечной ночью перед Хаосом). Её имя с древнегреческого можно перевести как «туман» или «тьма». Если Ахлис была дочерью Нюкты (Ночь), то она могла быть причислена к Керам, божествам смерти.

Согласно Гесиоду Ахлис была олицетворением страдания и печали, связывалась с Тьмой, и её образ был изображен на щите Геракла: бледная, истощенная, источающая слизи из ноздрей, с оскалившимися зубами, опухшими коленями, длинными ногтями на пальцах, окровавленными щеками и плечами, густо покрытыми грязью.


Рядом с ними и Тьма [Ахлис] стояла, грозна и ужасна,

Грязью покрыта, бледна и долу согбенная гладом,

Пухлоколенна, персты изострялись в огромные когти,

Слизи текли у нее из ноздрей, со щек изливалась

Кровь на землю. Она ж, оскалившись неумолимо,

Там стояла, и прах обволакивал плечи обильно,

Влажен слезами.


У Гомера слово ахлис (ἀχλύς, «туман») часто используется для описания тумана, который «опускается» на глаза смертного, часто в момент отхода в мир иной.... Например, в «Илиаде» герой Сарпедон тяжело ранен:

Храбрый, могучий Пелагон, друг, им отлично любимый:

Дух Сарпедона оставил, и очи покрылися мглою [Ахлис].

Скоро опять он вздохнул, и кругом его ветер прохладный

Вновь оживил, повевая, тяжелое персей дыханье.


В «Одиссее» также упоминается:

Медный, острый с обеих сторон — и ринулся с криком

На Одиссея. Но тот как раз в это время из лука

Выстрелил, в грудь близ соска поразивши стрелой Евримаха.

Быстрая в печень вонзилась стрела. Из руки ослабевшей

Меч его выпал. Он сам зашатался, на стол повалился,

Телом согнувшись, и наземь столкнул все стоявшие яства

Вместе с кубком двуручным. Лицом он ударился о́б пол,

Смертной охваченный мукой. Ногами обеими в кресло

Пятками бил он. И тьма [Ахлис] пред глазами его разлилася.


Возможно, Ахлис также была богиней смертельных ядов, как её описывал древнегреческий поэт Нонн Панополитанский. Согласно его поэме «Деяния Диониса», Гера раздобыла у Ахлис (которая предстает скорее как ведьма) коварные полевые цветы, которые одурманивали сыновей нимф Ламузид (кормилиц Диониса), вгоняя их в сон. Затем богиня смазывала отравленными снадобьями их волосы и намазывала волшебной мазью их лица, превращая их из людей в рогатых кентавров.

…взяв изо дланей

Ночи цветок фессалийских лугов [Ахлис] злоковарный, волшебный,

Сон она насылает на зачарованных стражей,

Морок она чудодейный над кудрями их распускает,

И, чело помазав зельем из корней зловредных,

Преображает облик в иной, уж не человечий!



Керы (Кера).


Керы (др.-греч. Κῆρες, ед. ч. Κήρ) – первоначально души умерших, сделавшиеся кровожадными даймонами, приносящие людям страдания и смерть в древнегреческой мифологии. Олицетворение насильственной смерти. Иногда представлялись как даймоны судьбы (возмездия) и божества смерти, рожденные Нюктой (Ночь). Греческое слово κήρ означает «смерть» или «гибель» и появляется как имя собственное в единственном и множественном числе как Κήρ и Κῆρες для обозначения божеств. Гомер использует Κῆρες во фразе κήρες θανάτοιο, «Керес смерти». В более широком смысле это слово может означать «чума, болезнь», а в прозе – «порок или дефект». Относительный глагол κεραΐζω или κείρω означает «опустошать или грабить».  Иногда у Гомера слова κήρ и мойра имеют схожие значения. Старое значение, вероятно, было «уничтожение мертвых».

Древние греки представляли кер крылатыми женскими существами, которые подлетали к умирающему человеку и похищали его душу. Хотя они присутствовали во время смерти и умирания, у них не было силы убивать. Все, что они могли сделать, это ждать, а затем пировать на телах мертвых. Их римскими эквивалентами были Letum («смерть») или Tenebrae («тени»). Упомянуты в «Илиаде», «Одиссее», «Аргонавтике». В «Теогонии» Гесиода, Керры – безжалостно мстящие.

Подробное описание Кер можно найти в «Щите Геракла» Гесиода:

…Ввысь к богам простирали молебно, за долю сыновью

Страхом объяты. Те ж битву вели, а у них за спиною

С лязгом белые зубы сводили черные Керы.

Ликом ужасны они, кровавы, грозны, неприступны,

Распрю за павших вели и все порывались гурьбою

Черной крови испить: лишь только которая схватит

Труп ли, со свежей ли павшего раной, стремится окружно

Когти вонзить огромные, душу ж низринуть к Аиду

В Тартар холодный. Когда же сердце свое насыщают

Кровью людскою они, то долу бросают немедля

И устремляются вновь туда, где грохот и схватка.

Вот за воя они затеяли лютую битву:

Грозно одна на другую взирали во гневе очами,

Когти и страшные руки пускали в ход попременно…


Иногда Кера описывалась как единственная богиня беды, она была мрачной дочерью (Tenebrae) Нюкты и Эреба. Изображение Керы по описаниям, было на ларце Кипсела. Изображались Керы (Кера) также с крыльями или с черными руками и с красными губами. Позже Керы были отождествлены с эринниями, богинями ярости и мести.

Некоторые мифологи предполагают, что существует связь между керами и валькириями из скандинавской мифологии. Они обе (как «сообщество») – духи (даймоны) войны, которые летают над полями сражений во время конфликтов. Разница в том, что валькирии – доброжелательны, в отличие от злобных кер, возможно, из-за разного взгляда двух культур на войну.



Понос.


Понос, Понус (др.-греч. Πόνος буквально: «работа, труд») – в классической греко-римской мифологии олицетворение трудности, усталости и тяжелой работы. Существительное πόνος может имеет значение «страдание, мучение, мука, боль, скорбь», таким образом выражая чувства субъекта, которого постигло несчастье, но, в отличие от πήμα, у этого существительного есть и более нейтральные значения — «труд, работа, занятие». Согласно Теогонии Гесиода Понос являлся сыном богини раздора Эриды, но Цицерон в «О природе богов» считал, что Понос являлся сыном Нюкты и Эреба. В эпической поэме «Щит Геракла»  Гесиода, Понос был один из многих фигур изображенных на щите Геракла.


Гесиод, «Теогония»:

…Грозной Эридою Труд порожден утомительный [Понос], также

Голод, Забвенье и Скорби, точащие слезы у смертных,

Схватки жестокие, Битвы, Убийства, мужей Избиенья,

Полные ложью слова, Словопренья, Судебные Тяжбы...


Цицерон, «О природе богов»:

... Эфир и Гемера, а также их братья и сестры, которых древние генеалоги называют так: Купидон, Долос, Фобос, Понос, Немезида, Морос, Герас, Морс, Керы, Ойзис, Пентус, Гибрис, Фраус, Пертинакия, Мойры, Геспериды и Онир; все они потомки Эреба и Нюкты ...


Вергилий, «Энеида»:

... (Сивилла ведет Энея через Подземный мир):

Шли вслепую они под сенью ночи безлюдной,

В царстве бесплотных теней, в пустынной обители Дита [Аида]…

Там, где начало пути, в преддверье сумрачном Орка [Аида]

Скорбь  ютится и с ней грызущие сердце Заботы,

Бледные здесь Болезни живут и унылая Старость,

Страх, Нищета, и Позор, и Голод, злобный советчик…

Муки и тягостный Труд [Понос] – ужасные видом обличья…


Сенека, «Эдип»:

... (Призрак Лаия требует изгнания Эдипа из Фив):

Пусть лишь уйдет он, и весна цветущая

Вернет вам травы, чистое дыхание —

Животворящий воздух и листву — леса.

Мор, Язва, Смерть, Зараза, Мука [Понос], Горе, Боль —

Вся свита с ним уйдет, его достойная.


Стаций, «Фиваида»:

... Внутри сияющий Гефест вырезал тысячу подобий Гипноса:... Здесь тяжкий Труд [Понос], склонившийся в покое, составляет ему компанию….


Хор в «Агамемноне» Эсхила:

Дословно: «[Зевс….], который ведет смертных к тому, чтобы быть разумными,

который учит их быть справедливыми при помощи страдания. / Во сне перед сердцем /

стоит мучительно-памятное горе [Понос ]; даже / нежелающих он привел к мудрости».



Носои. Фтизис и Пестис.


Фтизис (др.-греч.  Φθίσις , phthísis ; «чахнуть», «угасание») – даймон разложения и гниения в классической греко-римской мифологии. Персонификация туберкулеза (чахотки). Подробное описание признаков туберкулеза можно встретить во времена древних греков: под этим именем туберкулез описывали Гиппократ и Гален. То есть, «фтизис» совмещает в себе два основных значения:1) харкать кровью и чахнуть, 2) быстро терять вес (отсюда – слово чахотка). Поэтому врач, лечащий больных чахоткой, называется фтизиатром.

Фтизис как олицетворение чахотки, скорби чахоточной, представлена в мифологии: именно так звали одного из даймонов, которых насылает призрак Лайи на Эдипа, изгоняя его из Фив (уже упомянутый выше «Эдип» Сенеки). Когда-то Фтизис была выпущена с другими даймонами насильственной смерти и болезней из шкатулки самой Пандоры. Кроме неё там был(а) и Pestis (Чума). По мифу ящик Пандоры вообще содержал удивительное соседство заболеваний, живущих и иногда все еще не излечимых, даже спустя 2000 лет…А вообще, Фтизис и Пестис относятся к «сообществу», которое называлось «носои» (др.-греч.  Νοσος, Νοσοι; римские имена – Morbus, Morbi): были олицетворенными духами (даймонами) болезней и немощи (читай: они были причислены к злым духам, сбежавшим из ящика Пандоры). Их матери либо Нюкта, либо Эрида.


Эсхил, «Агамемнон»:

Век здоровым [Гигиея] жить – хворь [Носои] под конец нажить.


Гесиод, «Труды и дни»:

Тысячи ж бед улетевших меж нами блуждают повсюду,

Ибо исполнена ими земля, исполнено море.

К людям болезни [Носои], которые днем, а которые ночью,

Горе неся и страданья, по собственной воле приходят


В римской поэзии олицетворялись многочисленные аспекты мора и болезней, включая Morbus (болезнь), Pestis and Lues (мор), Macies (истощение) и Tabes (порча). Все они были эквивалентны греческому носои.


Вергилий, «Энеида»:

... (Сивилла ведет Энея через Подземный мир):

Шли вслепую они под сенью ночи безлюдной,

В царстве бесплотных теней, в пустынной обители Дита [Аида]

Там, где начало пути, в преддверье сумрачном Орка

Скорбь ютится и с ней грызущие сердце Заботы,

Блед­ные здесь Болезни [Носои, Морби] живут и унылая Старость,…


Вергилий, «Георгики»:

…(Засуха сменяется голодом и болезнями):

Там когда-то беда приключилась от порчи воздушной,

Людям на го́ре жара запылала осенняя люто…

Бросив стигийскую тьму, свирепствует вновь Тисифона

Бледная, перед собой Боязнь гоня и Болезни [Носои, Морби],

И, выпрямляясь, главу что ни день, то выше подъемлет…


Сенека, «Эдип»:

Мор, Язва [Носои], Смерть, Зараза, Мука, Горе, Боль —

Вся свита с ним уйдет, его достойная…



Амехания. Апория.


Амехания (др.-греч. Αμηχανια Αμαχανια) – даймон беспомощности и нужды в классической греко-римской мифологии. Связывалась с невозможностью действовать в условиях необходимости действовать; ограничение человеческой инициативы. Амехания лишает попытки любого действия. Она была близкой соратницей Пении (Бедность) и Птохеи (Нищета). Амехания была практически идентична Апории (Бессилию).

В. В. Бибихин под «амеханией» понимает отключение механизмов успеха и достижения целей – которое, в свою очередь, совершается также не самим человеком: «Амехания это не мое, задумчивость не мое, не так, что я решил подумать и задумался, а наоборот – я задумался и в задумчивости перестал думать». Механизмы, которые отключаются в амехании, Бибихин противопоставляет автомату – тому, что, в буквальном переводе с греческого αὐτόματον, движется само собой. Амехания, – «завороженная, застывшая неподвижность» и «отпущенность». Философ также называет ее «не-возможностью». Бибихин неоднократно подчеркивает родство секса и амехании, которая проявляется в безумии «а-механической энергии» при спаривании и родах. Однако в этих, казалось бы, предельно витальных состояниях амехания, по Бибихину, проявляется как «тень смерти».


Алкей:

…Две сестры несносимые, Бедность [Пения] и Беспомощность [Амехания или Апория],

Вы немалый народ под ярмо повергаете…


 Геродот, «История»:

…Фемистокл велел тогда объявить андросцам, что афиняне прибыли с двумя великими божествами — Убеждением [Пейто] и Принуждением [Ананкеи], так что андросцам, безусловно, придется заплатить деньги. Андросцы отвечали на это: «Действительно, Афины, должно быть, велики и богаты, если с такими благосклонными богами преуспевают в жизни. Что же до них, андросцев, то они, напротив, до крайности бедны землей и к тому же два ни на что не годных божества не покидают их острова, который стал даже их излюбленным местопребыванием. Это именно – Бедность [Пения] и Беспомощность [Амехания]. С этими-то божествами андросцы не могут уплатить деньги: ведь могущество Афин никогда не превзойдет их немощи...



Апория (др.-греч. Απορια; «затруднение, безвыходное положение») – даймон нужды, трудностей, бессилия и даже отсутствия средств к существованию в классической греко-римской мифологии. Упоминается у Плутарха («Сравнительные жизнеописания»). Вергилий («Энеида») называет Апорию Egestas. Апория противопоставляется даймону целесообразности и изобретательности Поросу (др.-греч. Πόρος).

У Эзопа в басне «Геракл, Афина и Раздор» :

Геракл шел по узкой тропе и вдруг заметил на земле что-то похожее на яблоко. Он попробовал раздавить его ногой, но увидел, что оно только стало вдвое больше. Тогда он пошел на него с палицей и ударил его. Но оно раздулось на всю ширину тропы и загородило ему путь. Геракл отбросил палицу и стоял в изумлении. Тут явилась ему Афина и сказала: «Остановись, брат! Это – бессилие [Апория] и Раздор [Эрида]: если его не трогать, он останется таким, как был, если же с ним биться, то вот так он и будет расти».


Понятие «апория» было переосмыслено аристотелевской школой как тупик, парадокс, сомнение, неуверенность или даже противоречие, трудно- или неразрешимая проблема. Досократики употребляли термин «апория» как синоним затруднения, однако отчетливый философский смысл апория приобретает у Платона как постановка трудноразрешимой проблемы, а также у Аристотеля как «равенство противоположных друг другу доводов». Согласно последнему, каждое исследование должно начинаться со своей апории. Апория возникает на основании того, что в самом предмете или в понятии о нем заложено противоречие. Апоретическое (апорийное) суждение фиксирует несоответствие эмпирического факта и описывающей его теории. Апории известны со времен Сократа. Наибольшую известность получили апории Зенона из Элеи.



Пения. Птохея.


Пения (др.-греч. Πενία или Πενίη, «дефицит» или «бедность») – персонаж древнегреческой литературы, персонификация (или даймон или даже богиня) бедности и нужды. Не имела в Греции культа, присутствия в искусстве и аутентичной мифологии, хотя фигурирует в генеалогиях, составленных ad hoc для аллегорических целей. Её противоположностями были Плутос (Богатство) и Евтения (Процветание). Хотя многие презирали Пению, она сыграла важную роль в философии как мораль: как оставаться скромным и продуктивным. Пения – действующее лицо комедии Аристофана «Плутос» (489-618), диалога Лукиана «Тимон, или Мизантроп». В латинской литературе ей соответствуют Паупертас (Paupertas), Инопия (Inopia).

У Алкея Пения (Бедность) названа сестрой Амехании (Бедствия), эти две сестры «повергают народ под ярмо». Г. Либерман указывает, что еще раньше эта пара понятий встречалась в «Трудах и днях» Гесиода (496-497), но не персонифицировалась.

У Феогнида Пения превращается уже в мать Амехании, и называется родной для любящих правду.


Феогнид. 1. 351.649:

….Бедность [Пения] проклятая! Что ты так цепко ко мне привязалась?

Что же к другим не идешь? Что так взлюбила меня?

Ну же, иди, посети и жилище другого и вечно

С нами делить перестань эту бессчастную жизнь!...


…Бедность [Пения] проклятая! Как тяжело ты ложишься на плечи!

Как развращаешь зараз тело и душу мою!

Я так люблю красоту, благородство, — а ты против воли

Учишь насильно меня низость любить и позор!...


Эта же пара божеств появляется в приводимом Геродотом диалоге между Фемистоклом и жителями острова Андрос: когда афинский полководец требует от них денег, ссылаясь на поддержку божеств Убеждения (Пейто) и Принуждения (Ананкеи), андросцы отвечают, что их остров – излюбленное местопребывание других божеств: Пении (Бедности) и Амехании (Беспомощности).

В сохранившейся фрагментарно трагедии Еврипида «Архелай», поставленной между 413 и 406 годами до н. э., утверждается, что у Пении (Бедности), самой бесстыдной богини, нет своего святилища. Тема бедности и богатства занимает заметное место в известных фрагментах пьесы, а конкретная цитата с упоминанием богини атрибутируется разными учеными либо дочери Киссея, возражающей против брака с бедняком, либо хору.

Демокрит в аллегорических целях называл Пенией (Бедностью) мать гомеровского свинопаса Евмея.

В комедии Аристофана «Плутос», поставленной в 388 году до н. э., два афинянина Хремил и Блепсидем, встретив бога богатства Плутоса, хотят вернуть ему зрение. Однако Пения (Бедность) оспаривает их мнение, что богатство – благо, а бедность – зло, утверждая, что люди живут прежде всего благодаря ей.

Отрывок в анапестических тетраметрах (ст.487-618) соответствует агону в большинстве ранних пьес Аристофана, но здесь сведен к простой структуре (диалог Хремила и Бедности при участии Блепсидема). Роль Пении, вероятно, исполнял первый актер (всего актеров в пьесе четыре), игравший также Кариона.

Когда она появляется на сцене, собеседники говорят о ней как «бледной лицом» и похожей на Эринию из трагедии. Согласно А. Соммерстейну, эти слова могут подразумевать, что Хремил думает о ней как некоем призраке или подземном демоне. Продолжая традицию родословных, Хремил называет Пению сестрой Птохеи (Πτωχεία, «Нищета»):….Бедность: Ты не жизнь бедняка описал, а, скорей, нищеты беспросветной обличье ; Хремил: Ну, конечно, недаром же Бедность [Пения] зовем Нищеты [Птохея] мы сестрою родною.

По словам А. Соммерстейна, Бедность в своей речи предпринимает reductio ad absurdum всего проекта Хремила, того плана сделать всех богатыми, который он представил в начале пьесы. Состязание Бедности и Хремила следует видеть как агон между духом трагедии и комедии, между суровой реальностью и фантазией исполнения желаний.

По оценке Соммерстейна, Пения смогла выставить два аргумента, на которые Хремил не смог найти удовлетворительный ответ (ст. 507-534 и 558-561): никто не станет пахать и трудиться, если все люди будут богаты; и тезис, что бедняки здоровы и стройны, а богачи толсты и некрасивы. Впрочем, аргументы не согласуются друг с другом, а первый – и внутри себя. Однако Хремил признает её правоту. В агоне Пения доказала, что перераспределение богатства, или на базе равенства, или согласно заслугам, в реальном мире не исцелило бы положение дел. Хремил признает, что в терминах реального мира Бедность права, но продолжает развивать свой план, ибо действует не в реальном мире, но в мире комедии. В завершении агона, когда Бедность насильно выводят, хотя далеко не очевидно, что она побита в споре, Соммерстейн видит некоторую параллель второму агону «Облаков» (1345-1451).

В диалоге Платона «Пир», датируемом 380-ми годами, со ссылкой на Диотиму Сократ рассказывает миф о рождении Эрота. Согласно ему, Пения – нимфа, просившая подаяния, зачавшая ребенка от спящего Пороса и родившая Эрота. Пения не обладает ни мудростью, ни богатством, и Эрот, как истинный сын своей матери, всегда нуждается.

Плутарх утверждает, что платоновская Пения – материя, не имеющая в себе блага, но стремящаяся к нему и наполняющаяся им.

Ориген, вспоминая рассказанный Платоном миф, утверждает, что сад Зевса чем-то напоминает рай из библейской Книги Бытия, Пения может быть приравнена к змию-соблазнителю, а Порос – к человеку (Адаму)

Плотин также толкует Пению как материю, всецело нуждающуюся и причастную природе умопостигаемого, но не его эйдолам и образам. По А. Ф. Лосеву, здесь Пения – эманация мировой души, материя логоса.

В диалоге Лукиана на сцене вновь появляются Пения (Бедность) и Плутос (Богатство), соперничающие из-за афинского мизантропа Тимона. Зевс в ответ на молитву посылает ему Богатство, однако Бедность заявляет, что именно она сделала Тимона человеком благоразумным и достойным уважения, с помощью своих спутников Благоразумия и Труда. И сам Тимон возражает Гермесу, восхваляя «достойнейшую бедность, укрепившую меня мужественным трудом».

В одном из вымышленных писем Алкифрона автор Платилем пишет, как страдает от богини Бедности.

Флавий Филострат утверждал, что в Гадире имеется алтарь Бедности: «Гадира расположена на самом краю Европы. Жители этого города весьма прилежат благочестию: они воздвигли алтарь Старости и – единственные среди людей – поют славословия Смерти, имеются у них также капища Бедности [Пении], Искусства». О таком алтаре сообщает и Евстафий со ссылкой на сочинение Элиана «О промысле».

Подборка цитат из различных авторов о бедности и Бедности содержится в 32 главе IV книги «Эклоги» Стобея, включая приведённые выше отрывки из Алкея и Еврипида.



Лимос (Фамес).


Лимос или Лимус (др.-греч. Λιμός – «голод») – персонификация голода в древнегреческой религии, богиня. В римской религии ей соответствовала Фамес (лат. Fames). В оппозиции к ней стояли богиня плодородия Деметра и бог богатства Плутос.

Впервые её упомянул Гесиод в «Теогонии»  как дочь Эриды, сестру ещё 13 человеческих несчастий (Аты, Дисномии, Леты и других):

…Старость, несущую беды, Эриду с могучей душою.

Грозной Эридою Труд порожден утомительный, также

Голод [Лимос], Забвенье и Скорби, точащие слезы у смертных,…


Упоминается у Вергилия («Энеида») и Сенеки («Геркулес в безумье») в описании Подземного мира, как одна из обитательниц оного.

Вот как описывает Фамос (Лимос) Овидий в «Метамарфозах»:

…Волос взъерошен, глаза провалились, лицо без кровинки,

Белы от жажды уста, изъедены порчею зубы,

Высохла кожа, под ней разглядеть всю внутренность можно.

Кости у ней, истончась, выступали из лядвей скривленных.

Был у нее не живот, а лишь место его, и отвисли

Груди, — казалось, они к спинному хребту прикреплялись.

От худобы у нее вылезали суставы узлами,

Чашек коленных и пят желваки безобразно торчали…


Там же Овидий описал следующий, довольно жуткий эпизод: Эрисихтон, сын фессалийского царя, приказал рабам срубить священный дуб богини плодородия Цереры (Деметры). В ответ она решила наказать его с помощью Фамес, своей противоположности, с которой «волею судеб сойтись не могла», и послала за ней ореаду. Та нашла Фамес в холодной и мрачной пустоши на окраине Скифии. Передав весть от богини, ореада спешно ретировалась, почувствовав сильный голод. Фамес, вопреки обычной враждебности к делам Цереры, решила исполнить её волю и ночью перенеслась ветром в спальню Эрисихтона, в него «вдохнула себя», разлившись по жилам, неутолимый голод наслав. После этого возвратилась в свои пустоши и пещеры. Эрисихтон терзаемый голодом (духом Фамес) съел все, что было в доме, истратил все средства на еду, неоднократно продавал в рабство свою дочь Мнестру (она могла изменять свой облик и после продажи сбегала, возвращаясь к отцу). В конце концов Эрисихтон начал грызть собственное тело, уничтожив себя.


Эрисихтон, терзаемый Фамес. Фамес и Церера.  Гравюра А. Темпеста. 1606 г.


Гесиод «Труды и дни»:

…Помни всегда о завете моем и усердно работай,

Перс, о потомок богов, чтобы голод тебя ненавидел,

Чтобы Деметра в прекрасном венке неизменно любила

И наполняла амбары тебе всевозможным припасом.

Голод [Лимос], тебе говорю я, всегдашний товарищ ленивца…



Ата.


А́та, также А́тэ, Ате (др.-греч. Ἄτη, «преступление», «беда, несчастье, ослепление»; лат. Ate), в древнегреческой мифологии, – богиня бедствий: ослепляя и запутывая разум и сердце людей, она толкает их на преступления, заставляет совершать безрассудные поступки, следствием которых становятся различные бедствия; злой даймон раздора и проклятия, единственным занятием которого является нанесение вреда. Ата также относится к действию, совершаемому героем, которое приводит к его смерти или падению: по легенде, Геракл убил своих детей и племянников, будучи одурманенным богиней Атой. Чтобы искупить невольную вину, он решил участвовать в походе аргонавтов. В «Аргонавтике» Аполлония Родосского, богиня Гера вещает, что «даже богов иногда посещает Ата». Она персонификация заблуждения, помрачения ума, обмана и глупости. По Гомеру, «Обида [Ата] могуча, ногами быстра… // Мчится далёко вперёд и… // Смертных язвит».

Неоднократно упоминается Гомером и Эсхилом. В «Илиаде» Гомер называет Ату дочерью Зевса («Дщерь громовержца, Обида [Ата]…»), не упоминая, однако, о её матери. Изначально жила на Олимпе среди других богов. По преданию, однажды Гера подговорила Ату помрачить (ослепить) рассудок Зевса, чтобы тот поклялся сделать великим правителем первого родившегося своего смертного потомка. Гера же, воспользовавшись клятвой, поспешила сделать так, чтобы Еврисфей родился раньше всех, и Геракл, который родился чуть позже, оказался в его власти. Узнав об этом, Зевс в гневе сбросил Ату с Олимпа на землю, навечно запретив ей появляться в обители богов. С тех пор Ата «с неимоверной быстротою» скитается по земле. Она «…не касается ими [стопами] // Праха земного; она по главам человеческим ходит, // Смертных язвя; а иного и в сети легко уловляет…», принося смертным разруху и опустошение, подталкивая людей ко всему дурному. Гомер рассказывает, что за Атой, никогда не поспевая, всегда следуют другие дочери Зевса, Литы, олицетворяющие угрызения совести, молитвы и мольбы о прощении. Они пытаются исправить и загладить грехи, совершенные их сестрой; при этом они хромы, косоглазы, сморщенны и очень медлительны; если человек их почитает, они исцеляют его от ран, нанесенных Атой, вымаливают ему прощение, если же человек ими пренебрегает, они его наказывают, вновь насылая на него свою старшую сестру. Н. И. Гнедич в своем переводе «Илиады» (1829) именовал Ату Обидой:

... Богиня могучая всё совершила.

Дщерь громовержца Обида, которая всех ослепляет,

Страшная, нежны стопы у неё: не касается ими

Праха земного; она по главам человеческим ходит,

Смертных язвя; а иного и в сети легко уловляет.

Древле она ослепила и Зевса, который превыше

Всех земнородных и всех небожителей...


В. В. Вересаев в своем переводе (1949) называет Ату – Ослепленьем.

По Аполлодору, Ата, сброшенная с небес, упала на вершину горы во Фригии, названную позже по её имени, вместе с ней упал и Палладиум (чудотворная статуя богини Паллады). Позже на этой горе Ил основал легендарный Илион (Трою), поэтому Троя называется основанной на холме Аты.

В «Теогонии» Гесиода Ата – богиня слепоты и безумия, а её матерью Аты называется богиня раздора Эрида, но не упоминается имя отца, в связи с чем многие считали отцом Аты Зевса. Эксперты иногда объединяют две версии происхождения. И, таким образом, родителями Аты выступают Зевс и Эрида. Гесиод сообщает, что Ата всегда ходит вместе со своей единоутробной сестрой Дисномией, богиней беззакония.

В античных трагедиях богиня Ата выводится и как источник зла, неправды и греха, и как мстительница, являясь, тем самым, спутницей богини возмездия Немезиды и нередко ассоциируется с эриниями; ввергая согрешившего человека в еще больший грех, в еще большее преступление, она доводит его до погибели.

Ира (Гнев) была римским эквивалентом Лисы (иногда во множественное числе – Irae). Лисса, вероятно, была связана и с римской Furor (Ярость). Иногда ее объединяли в группу Furores.

Уильям Шекспир использовал образ богини Аты в своих пьесах «Бесплодные усилия любви» (1595), «Король Иоанн» (1595/1596), «Юлий Цезарь» (1599) и «Много шума из ничего» (1600).


Лисса. Мания.


Лисса (др.-греч. Λύσσα; λύσσᾰ - «ярость», «неистовство»; «исступление», «неукротимая страсть»; «собачье бешенство», восходит к λύκος, «волк») – в древнегреческой мифологии божество, персонификация бешенства и безумия. Порождена Нюктой и Ураном. Насылает безумие на Миниад из Орхомена, на собак Актеона, которые его разрывают на части. Действующее лицо трагедии Еврипида «Геракл»: в этой трагедии богиня Гера приказывает Лисе (или Ате) лишить героя рассудка. В приступе безумия Геракл убивает жену и детей. Для того, чтобы прекратить приступ безумия, Афина ударом огромного камня повергает Геракла в тяжелый сон.


Лисса (слева), Актеон, Артемида. Краснофигурный кратер, V век до н.э


В древнегреческом эпосе состояние боевого исступления обозначалось словом λύσσα, то есть «ярость воителя, который благодаря ей становится неуязвимым и уподобляется волку или псу». Это состояние исступления сопровождалось не только «бешенством», но и потерей осознания своего «Я» и ощущением подчинения чужой (божественной) воле: «Отвагу, позволявшую воину совершать столь блестящие подвиги, он черпал в своего рода экзальтации, воинском неистовстве (λύσσα), в которое он был ввергнут помимо своей воли, вдохновленный богом μένος)».

В «Илиаде» Гомера слово λύσσα и его производные три раза относятся к Гектору и один раз к Ахиллу, то есть к самым выдающимся героям обеих воюющих сторон. Описание «лисса» также содержится в стихах 237—239 IX песни «Илиады»:

«Гектор же, весьма кичась силой, ужасно неистовствует, уповая на Зевса, и ни во что не ставит ни мужей, ни богов, ведь его охватила мощная λύσσα.»

Позже, когда это слово утеряло свое специфическое значение, связанное с воинской доблестью, оно продолжало относиться к священному исступлению вакханок.

Более поздним отождествлением Лиссы была богиня Мания (Μανια Μανιη Μανιαι). Ее культ носил секретный характер. Одной из главных функций Мании являлось насылание безумия на тех, кто нарушил закон или обычай. Часто Мания сравнивалась с богинями мщения Эвменидами. Мания считалась богиней ритуального безумия. Мания вселяет в человека чрезмерную уверенность в себе, презрение к богам и человеческим традициям или даже яростное желание, страсть к чему либо. Она способна ослепить человека, довести его до душевной болезни. Согласно легенде, греческий храм Мании был установлен в месте, где преследуемый богинями мести мифологический герой Орест лишился разума в наказание за убийство матери, — на дороге из Аркадии в Мессению. В Риме Мания – древнеиталийская богиня подземного царства. Ее изображения вывешивали над дверьми для сохранения дома.


Морос.


Морос, Mорус (др.-греч. Μόρος, «погибель», «возмездие») – в греческой мифологии является даймоном надвигающейся гибели, которое подводит смертных к их смертельной судьбе. Олицетворение безнадежности и обреченности, рока, предопределенности. 

Эсхил, «Отрывки»:

Кто бьется в битвах, грудью принимая меч,

Тот не умрет, пока не грянет смертный час;

И кто у очага сидит под кровлею,

Не минет доли, роком[морос] предназначенной…


Слово «морос» здесь не олицетворяется, но этот отрывок дает четкое представление о концепции

По Гесиоду («Теогония») Морос является потомком богини Нюкты (Ночь), которая зачала его без вмешательства мужчины. Так же его считали братом Мойр – богинь судьбы, которые контролировали поколения. Кроме того, родственниками Мороса были Танатос и Керы, которые представляли собой физическое воплощение смерти (Керы причиняли насильственную смерть и/или несли смертельную болезнь, а Танатос олицетворял естественную смерть. В альтернативных версиях он имел отца Эреба.

Цицерон, «О природе богов»:

 …Эфир и День, и их братья и сестры, которые древними генеалогами, именуются: Любовь, Обман, Страх, Труд, Зависть, Рок [Морос], Старость, Смерть, Мрак, Несчастье, Жалоба, Милость, Коварство, Упрямство, Парки, Геспериды, Сны, и которые все, как считают, рождены от Эреба и Ночи…


Противоположностью Мороса является Элпис – олицетворение надежды. Эсхил («Прометей прикованный») описывает, как Прометей спас человечество от страданий, отняв предвидение собственной смерти (Морос) и заменив надеждой (Элпис):

…Прометей: Еще у смертных отнял дар предвиденья; Предводительница хора:

Каким лекарством эту ты пресек болезнь?; Прометей: Я их слепыми наделил надеждами…


Эсхил, «Просительницы»:

…Ни выдавать вас, к очагу священному [то есть аргивяне не осмеливаются сдать просителей, ищущих убежища у алтарей, своим врагам]

Припавших, чтобы духа мести грозного

В дом не призвать свой, гибельного демона [Морос], —

Ведь от него спасенья и в Аиде нет...


Квинт Смирнский, «После Гомера»:

…Так поражали друг друга противники к радости бурной

Кер и жестокого Рока [Морос]. Эрида в волнении боя яростный крик испускала, и громко Apec отзывался,

снова и снова в троянцев великую доблесть вдыхая,

в чад же ахейских – стремление к бегству из смятых рядов их…


Эпиал.


Эпиал (др.-греч. Επιαλης Επιαλτης) – даймон ночных кошмаров в древнегреческой мифологии. Он был также известен как melas oneiros «черный призрак». Эпиал был причислен к Онирам (Даймонам снов), сыновьям богини Нюкты. Эпиалу и другим схожим демонам приписывались некоторые виды умственного расстройства, включая такие феномены, как хождение во сне и галлюцинации при сильном жаре, поэтому он относился к демонам лихорадки (Ήπιάλης, Τΐφυς, Εύόπας [Эпиал, Тиф, Эуоп]). Хождение во сне относится к состоянию de morbo sacro ; говорится, что оно вызывается, по мнению магических целителей, Гекатой и покойниками; даймоны сна завладевают живым телом, которое его собственник оставляет незащищенным во время сна: ένυπνον φάντασμα φοβή χθόνιας 0"Εκάτης κώμονέδέξω [«ты видел во сне страшного призрака и шествующую под землей Гекату»].

Эсхил, «Просительницы»; [В данном отрывке Гея-Земля, видимо, призывается, чтобы отвести кошмар];

Хор:

Строфа III

Ой-ой! Отец!

Богов кумиры – обман!

Паук [насильник] длинноногий тянет [меня, женщину]!

Призрак (oneiros) [Онир], призрак черный (melas oneiros)!

О-то-то-той!

Земля! Земля! Спаси!

Гибельный страх отврати!

Земли сын, ой! К нам, Зевс!»


Фрайки. Фобос и Деймос.


Фрайки (др.-греч. Φρικη) – даймон ужаса в греческой мифологии. Ее имя буквально означает «трепет, дрожь» (то есть от страха, ужаса) и имеет ту же основу, что и глагол φρίττω (phrittō) «дрожать». Термин «Фрайки» (персонифицированный или нет) широко используется в трагедии. Хотя Фрайки не олицетворяется ни в одной сохранившейся греческой литературе, ее появление в пьесе римского философа Сенеки как Страх (или Ужас) в списке обычных греческих даймонов предполагает, что это олицетворение произошло из греческого источника.

Фрайки нередко ассоциируют либо с Фобосом (др.-греч. Φόβος, Страх, Смятенье), либо с Деймосом (др.-греч. Δεῖμος, Ужас, Смятенье) – божествами из греческой мифологии, которые являлись сыновьями бога войны Ареса и Афродиты, и часто сопровождали первого в битвах. Фобос (или Деймос) был возничим богини раздора Эриды и по описаниям был изображен с головою льва на щите Агамемнона.

Гесиод, «Щит Геракла»:

…Там Напор и Отпор вблизи изваяны были,

Там и Рокот, и Смятенье [Фобос или Деймос или оба ], и Мужеубийство пылало,

Там и Смятенье, и Распря метались, и лютая Гибель,

Свежею раной смиряя живых, а иных и без раны,

Третьих — уже убиенных — сквозь битву влачила за ноги,

Тканью, багровой от крови людской, укутала плечи…


Нонн Панополитанский, «Деяние Диониса»:

…Вакху во сне явилась Эрида, кормилица Распри,

На колеснице стояла, львами влекомой, богиня,

Приняв обличие Рейи, любящей рокот трещоток;

Фобос [Страх] правил возничий призрачной этой повозкой,

Был он и ликом, и телом подобьем Аттиса мнимым -

Мужествен, но и с телом округлоизнеженным тоже,…


Гомер, «Илиада»:

Ужас насиль­ст­вен­ный [Деймос ], Страх [Фобос] и несы­тая бешен­ст­вом Рас­пря [Эрида],
Бога вой­ны, муже­губ­ца Арея сест­ра и подру­га:
Малая в самом нача­ле, она пре­смы­ка­ет­ся; после
В небо ухо­дит гла­вой, а сто­па­ми по долу сту­па­ет.
Рас­пря, на гибель вза­им­ную, сея­ла ярость меж ратей,…


Фобос. Греко-римская мозайка, IV век н.э


В «Фиваидах» Антимаха, Фобос и Деймос – это имена коней запряженных в колесницу Ареса: Ужас и Страх, порожденные Бурею, славные в беге….


Сенека, «Эдип»;  [Провидец Тиресий применяет некромантию, чтобы узнать причину эпидемии, опустошающей Фивы]:

…Вдруг почва расступилась, зазиял провал

Огромный. Сам озера неподвижные,

И подлинную ночь, и бледных видел я

Богов средь манов. В жилах кровь холодная

Застыла. Вырвалась толпа свирепая [призраков],

Стоит с оружьем племя все драконово,

Зубов диркейских всходы, грозных братьев рать.

Тут завопили Ужас [Фрайки] и эриния

И все, что прячет и рождает вечная

Ночь: вот Печаль, терзающая волосы,

Недуг, больную голову роняющий,

Страх, Старость, тягостная для самой себя,

Чума — напасть народа огигийского.

Мы чувств лишились. Даже дева, знавшая

Искусство старца, обмерла. Лишь он один,

Силен увечьем, созывал бескровные

Народы Дита [Аида]...


Эсхил, «Прометей прикованный»:

Но содрогаюсь, когда я вижу

Тысячи мук и терзаний, бездну бедствий твоих.

Страх [Фобос] перед Зевсом забыв,

Смертных ты чтил непомерно, ты был строптив, Прометей.


Еврипид, «Троянки»:

О дочь моя! Крылья смелее расправь,

Что Страх и Ужас зажали...


Адикия.


Адикия (др.-греч. Αδικια) – в древнегреческой мифологии злой даймон несправедливости, несправедливого суда, неправды, осуждения из-за обиды, мести, злобы. Ее изображали уродливой варваркой с татуированной кожей. По смыслу Αδικια противостоит (поскольку частица ἀ здесь означает отрицание) следующим словам: во-первых, прилагательному δίκαιος (dikaos) – «честный», «справедливый», «законный», «праведный»; во-вторых, оно также противостоит очень значимому в древнегреческом языке слову ἡ δίκη (dikē) – «обычай», «право», «справедливость», «судебное решение», «приговор». Также здесь обязательно надо упомянуть слово ἡ δῐκαιοσύνη (dikaiosynē) – «справедливость», «законность», «правосудие», «праведность». То есть, её противоположностью была богиня справедливости и законности Дике, которую иногда изображали избивающей ее дубинкой.

Павсаний, «Описание Эллады»:

…[Среди изображений, украшающих сундук Кипсела, посвященного в Олимпии]

Далее женщина красивого вида наказывает другую, отталкивающего вида; одной рукой она ее душит, в другой у нее трость, которою она ее бьет; это Дике (Правда) так обращается с Адикией (Кривдой)...


Позднее, в Новом Завете Адикией называли грех несправедливого отношения, нанесения обиды.



Апата.


Апата (др.-греч. Ἀπάτη) – в древнегреческой мифологии богиня лжи и обмана, дочь Нюкты, рождена без отца (по Гесиоду). По Цицерону ее отец – Эреб. Ее римский эквивалент была Fraus (т.е. « мошенничество»). Ее мужским аналогом был Долос, даймон обмана, а ее противоположностью считалась Алетейя, даймон истины.

Перед кознями Апаты были беззащитны как люди, так и божества. Однако за помощью к ней иногда обращались мошенники. В мифе о ящике Пандоры Апата выступает одним из злых духов, выпущенных на свободу.

Еще одним мифом, который изложен в «Деяниях Диониса» Нонна Панополитанского, в котором фигурирует Апате, был роман между Зевсом, царем богов, и Семелой, фиванской принцессой, родившей ему бога вина и экстаза Диониса. Узнав об этой неверности своего мужа, Гера обратилась за помощью к Апате в своем плане наказать Семелу. При этом, Гера считает, что сам Гермес-мистификатор не сможет превзойти Апату в искусстве лжи и обмана. Апате охотно одалживает Гере волшебный пояс, который Гера затем использует, чтобы обманом заставить Семелу попросить Зевса появиться перед ним в его истинной форме, что приводит к ее смерти (то есть Семелы), потому что ни одно смертное существо не может воочию наблюдать присутствие бога.

Отрывок:

Прянула бурной стопою, небо пересекая

Пестрое, все в созвездьях, пылавших пламенем ярким,

Неисчислимые веси повсюду земные минуя,

Только б найти Апату, умыслов полную злобных.

Вот с высоты диктейской, милой всегда корибантам,

Гера Амнис узрела поток, дарующий жизни,

Там, в горах, и наткнулась она на богиню обмана,

Ведь Апата жила у мнимой гробницы Зевеса,

Милая критянам, ибо лгут всегда эти люди!

Пояс кидонский богини стягивал узкие бедра,

Изображенье там было всего, что смертных прельщало:

Все воровское лукавство, лести искусной беседы,

Хитрости и обманы, возможные при коварстве,

Также и лживые речи, что ветер по воздуху носит!

Вот к злоковарной Апате со словом лукавым богиня

Хитроумная Гера, Зевесу мстя, обратилась:

"Здравствуй, с сердцем коварным, рекущая речи коварства,

Здравствуй! В искусном притворстве Гермеса ты превосходишь:

Дай же мне пояс обманный, с помощью коего Рейя

Бедра свои обернувши, мужа запутать сумела!


Какия.


Какия (др.-греч . Κακίαν) – древнегреческая богиня порока и нравственной испорченности (предположительно, греха или преступления ), изображалась тщеславной, полной и сильно накрашенной женщиной, одетой в откровенную одежду. Образованное от прилагательного κακός («плохой, дурной, злой»). Какия пыталась соблазнить многих людей на сторону порока, но ее самым известным «подвигом» стало искушение Геракла, величайшего и самого известного из божественных героев греческой мифологии. Отрывок из Ксенофонта, «Меморабилии», где Порочность (Какия) соревнуется за право обладать разумом Геракла с Добродетелью (Аретой):

Ему (Гераклу) представилось, что к нему подходят две женщины высокого, роста, — одна миловидная, с чертами врожденного благородства; украшением ей была чистота тела, стыдливость в очах, скромность наружности, белая одежда; другая была упитанная, тучная и мягкотелая; раскрашенное лицо ее казалось на вид белее и румянее, чем оно. было в действительности; фигура казалась прямее, чем была от природы; глаза широко раскрыты; одежда такая, чтобы не скрыть красоты молодости; она часто оглядывала себя, наблюдала также, не смотрит ли кто другой на нее, часто обертывалась даже на свою собственную тень.

Когда они были уже близко от Геракла, то первая продолжала идти прежним шагом, а вторая, желая опередить ее, подбежала к Гераклу и сказала:

—Я вижу, Геракл, ты в раздумье, по какому пути тебе идти в жизни. Так если ты сделаешь своим другом меня, то я поведу тебя по пути самому приятному и легкому; радости жизни ты вкусишь все, а тягостей не испытаешь во весь век свой.  Во-первых, ты не будешь заботиться ни о войнах, ни о делах, а всю жизнь будешь думать только о том, какое бы кушанье или напиток тебе найти по вкусу, чем бы усладить взор или слух, чем порадовать обоняние или осязание, с какими мальчиками побольше испытать удовольствия, как помягче спать, как поменьше трудиться, чтобы все это получить. А если когда явится опасение, что не хватит средств на это, не бойся, я не поведу тебя добывать эти средства путем труда и страданий, телесных и душевных; нет, что другие зарабатывают, этим будешь пользоваться ты, не останавливаясь ни перед чем, откуда можно чем-нибудь поживиться: своим друзьям я предоставляю свободу извлекать пользу изо всего.

Выслушав это, Геракл спросил:

—А как тебе имя, женщина?

— Друзья мои, — отвечала она, — зовут меня Счастьем, а ненавистники называют Порочностью [Какия]


Геракл искушаемый Какией. Ян Ван ден Хуке. 1640


Гесиод, «Труды и дни»:

Можно порока [Какия] набрать легко хоть целую кучу:

Путь к нему гладкий ведет, и живет он от нас очень близко.

Пред добродетелью ж пот положили бессмертные боги:

Только тропинкой крутою и длинной дойдешь до нее ты,

Очень неровной сначала; когда же достигнешь вершины,

Станет легка добродетель, тяжелою бывшая прежде.


Оксиринхский папирус с фрагментами трагедии Софокла «Царь Эдип»:

…Ведь у всех на виду против него

Вышла когда-то крылатая

Дева, и увидели, что он мудр

И на деле помощник городу.

За это (?) моя душа никогда

Не обвинит его в преступлении [Какия]


Герас (Сенект).


Герас (др.-греч. Γῆρας, Gễras) – в древнегреческой мифологии, бог или даймон старости, ветхости. Его изображали крошечным, сморщенным старичком. Греческое слово γῆρας ( gĕras ) означает «старость» или в некоторой другой литературе «омертвевшая кожа» или «змеиная шелуха»; это слово является корнем английских слов, таких как «гериатрический». Противоположностью Герасу была Геба, богиня юности. Герас известен прежде всего по изображениям на античной керамике, на которой он изображен с героем Гераклом ; мифическая история, вдохновившая на эти изображения, утеряна. В римской мифологии получил имя Сенект (лат. Senectus).


Герас и Геракл. Керамика, V век до н.э

С одной стороны, Герас, воплощенный в людях, представлял собой добродетель: чем больше гераса приобретал человек, тем больше клеоса (славы) и ареты (превосходства и мужества) он имел. В то же самое время Гесиод называет Героса «ненавистным» ассоциируя с дряхлостью, немощью. Согласно Гесиоду, Герас был сыном Нюкты (Ночи). Гигин добавляет, что его отцом был Эреб.


Гесиод, «Теогония»:

…Ночь родила еще Мора ужасного с черною Керой.

Смерть родила она также, и Сон, и толпу Сновидений.

Мома потом родила и Печаль, источник страданий,

… Мойр родила она также и Кер, беспощадно казнящих.

Также еще Немесиду, грозу для людей земнородных,

Страшная Ночь родила, а за нею — Обман, Сладострастье, 

Ненавистную Старость [Герас], несущую беды, Эриду с могучей душою…


Фонос.


В греческой мифологии Фонос (др.-греч. Φονος – «убийство») – даймон, олицетворение убийства с «ужасными лицами». Фонос также представлен в мифах, чтобы присутствовать во время сражений вместе с другими даймонами и божествами войны. Гесиод в «Теогонии» называет матерью Фоноса Эриду (Раздор), а братьями и сестрами его – Махая (Война), Хисминая (Битва), Андроктасию (Непредумышленные убийства) и других злобных даймонов…

В эпической поэме «Щит Геракла» Гесиода, Фонос был одной из многих фигур, изображенных на щите Геракла:

…Там Напор и Отпор вблизи изваяны были,

Там и Рокот, и Ужас, и Мужеубийство[Фонос] пылало,

Там и Смятенье, и Распря метались, и лютая Гибель,

Свежею раной смиряя живых, а иных и без раны,

Третьих — уже убиенных — сквозь битву влачила за ноги,

Тканью, багровой от крови людской, укутала плечи,…


Эсхил, «Плакальщицы»:

…Духи недр, домовой царский клад

В склепах стерегущие,

Родичей печальники,

К вам клич!

Смойте встарь соделанных

Дел кровь

Кровию последнею!

Старик Убийство [Фонос],

Не роди ты новых чад!...


Эсхил, «Семеро против Фив»:

…Амфиарай-гадатель, полон храбрости…

Стоит он у ворот Гомолоидовых

И силача Тидея так и сяк бранит:

И язвой родины, растлителем аргосцев,

пособником Кровопролитья,

вестником Эриннии, слугой Убийства [Фонос]

За то, что дал Адрасту столь дурной совет…


Квинт Смирнский, «После Гомера»:

…Начали битву дружины. Повсюду над полем кружили

между рядами Вражда и забывшее милость Убийство [Фонос].

Шлемы, шиты и доспехи бойцов сотрясали удары,

и, словно пламя, над ними жестокая медь полыхала.

Будто иголками, сеча щетинилась копьями…



И еще:


Диссебея. Гибрис. Анедея. Кор.


Диссебея (др.-греч. Δυσσέβεια ) в древнегреческой мифологии – даймон, олицетворение нечестия и безбожия, неуважения к богам, в отличие от Эвсебии (др.-греч. εὐσέβεια «благочестие, благоговение, почтение» – категория древнегреческой этики, обусловливающая почитание и страх перед богами). Римским эквивалентом Диссебеи была Impietas. Согласно Эсхилу, Диссебея была матерью Гибрис (высокомерие, гордыня, спесь, чрезмерное самолюбие):

Зло и подневольным быть;

Зло и в своеволье жить.

Средний путь,

Между двух крайностей — лучший: по-разному

Учит божественный промысл.

Правой мерой мерю так:

Чадо безбожия [Диссебея ] — буйство надмения [Гибрис]

В мыслях, в делах;

Благополучье, —

Желанный всем,

Милый дар, —

Здравой души примета.

Слова, образованные от корня σεβ-, имеют отношение к почитанию богов. Соответственно, приставка δυσ- означает нарушение почтительного отношения к богам как следствие действий и поступков, которые являются неприемлемыми с точки зрения богопочитания.

Сенека в «Геркулес в безумье» рассказывает как Гера призвала Диссебею (Импиету), когда богиня разгневалась на Геракла, незаконнорожденного сына Зевса:

…Людской удел презревши! Или мнишь, что ты

Ушел от Стикса? Маны здесь явлю тебе,

Из мрака я богиню распри вызову [Эрида],

Что глубже тех глубин, где стонут грешные,

В пещере заперта горой тяжелою;

Из царства Дита вытащу и выведу

Все, что осталось: пусть Злодейство явится,

И лижущее кровь свою Нечестие [Диссебея] ,

Безумие [Ата], само себя разящее, —

Оно, оно пусть будет мне пособником!


В греческой мифологии Анедея (др.-греч. Ἀναιδείας – «бесстыдство») была олицетворением, даймоном безжалостности и непрощения. Она была спутницей Гибрис. Ее противоположностью была Элеос, даймон милосердия.

Павсаний, «Описание Эллады»:

…Тут находится так называемый Ареопаг (Холм Ареса), так как первым, кто тут был судим, был Арес. Я (уже) раньше рассказывал, как он убил Галирротия и за что именно он лишил его жизни. Говорят, что впоследствии тут был судим Орест, за убийство своей матери. И тут есть жертвенник Афины Ареи («Искупительницы»), который Орест воздвиг, спасшись от осуждения. А белые камни, на которых стоят те, которые подвергаются суду, и те, которые обвиняют, называются один — камнем Гибрисом (Оскорблением), другой — камнем Анедейей (Непримиримости)…


В греческой мифологии Кор или Корус, Корос (др.-греч. Κόρος) был олицетворением, даймоном пресыщения и пренебрежения. Геродот и Пиндар пишут, что он был сыном Гибрис и соотв. внуком Диссебеи.

Геродот, «История»:

…Но когда берег свя­той со зла­тым мечом Арте­ми­ды
До Кино­су­ры мор­ской съе­ди­нят кора­бель­ной запрудой,
В спе­си безум­ной раз­ру­шив пре­крас­ный город Афины,
Слав­ная Дика тогда сми­рит сына Дер­зо­сти [Гибрис] Кора,
Буй­но­го (мнит­ся ему, что все поко­рил он под ноги),
Медь будет с медью схо­дить­ся. Арес же пучи­ну
Кро­вью окра­сит мор­скую. Тогда день сво­бо­ды Элладе
Даль­но­гре­мя­щий Кро­нид при­не­сет и вла­ды­чи­ца Ника…

Пиндар, «Олимпийские песни»:

…С кровными своими – Миром и Правдой,

Нешаткая опора городов,

Опека людского добра,

Золотые дочери советной Справедливости,

Отвращающей Спесь [Гибрис],

Злоязычную родительницу Пресыщения [Кор]



Про Гибрис подробнее ЗДЕСЬ:


***